Ветераны второй мировой

 

Заправщик танков Георгий Клюкин

Родился Георгий Александрович в 1907 году в деревне Аристовцы (тогда еще Вохомского района Вологодской области) в крестьянской семье. Он был младшим ребенком, кроме него у родителей было еще трое детей. Федор с 1900 года, Александр с 1904 года и Елена с 1906 года.
Георгий окончил 4 класса церковно-приходской школы в деревне Большие Сивяки.
Уже свершилась Октябрьская революция. В те годы часто по деревням ходили печники, пимокаты, плотники и другие мастера.
Георгия пристроили подмастерьем к портному. Так он ходил с ним несколько лет по деревням, зарабатывая на жизнь.
В 1930 году призвали его на службу в кадровую армию. Служил связистом в Ленинграде. После окончания службы остался там работать.
В то время его старший брат Федор жил своей семьей отдельно от родителей. С родителями жил Александр, но отец написал, что он начал выпивать частенько, поэтому на него никакой надежды нет. Просил Георгия приехать и выполнить свой сыновний долг перед родителями.
Так в 1934 году Георгий вынужден был вернуться на родину.
Уже были колхозы. Женился. Супругу звали Екатерина. Его образование по тем временам было приличным, поэтому определили на работу в колхоз счетоводом. Отец Александр Дмитриевич говорил ему на это: «Добегаешься со своим варником (портфелем), голодным будешь».
В 1936 году у супругов родилась дочь Рита, затем сын Валентин.
В 1939 году избрали Георгия председателем колхоза «Путь к социализму», а через год стал председателем Забегаевского сельсовета.
В 1941 году, когда началась война, у него была бронь, поэтому призвали в армию его в 1942 году.
Три месяца был на переподготовке в Архангельской области, затем перевезли в Гороховецкие лагеря в Горьковскую область. Жили в бараках, учились управлять топливозаправщиками американскими «Студебеккерами». Впоследствии он рассказывал сыну Валентину: «У нас в деревнях электричества не было, сидели с лучиной, а тут узнавали о карбюраторе, акселераторе, зажигании и так далее – удивительно было».
Когда научился управлять машинами, отправили на фронт. Закрепили за 6-ой гвардейской танковой армией. Заправляли топливом танки. «Мой отец Георгий, – рассказывает Валентин Егорович, – воевал на территориях Буковины, Бессарабии, Румынии, Австрии, Венгрии, Чехословакии.
В конце войны 6-ю гвардейскую танковую армию погрузили в эшелоны и переправляли в Забайкалье, начиналась война с Японией. Двигались в основном по ночам. В августе 1945 года через Манчжурию зашли в тыл Квантунской армии и разгромили ее».
С войны, в родную деревню Аристовцы, возвратился Георгий Александрович уже к ноябрьским праздникам. Жены не было в живых, она умерла после объявления Победы через три дня, – 12 мая, после болезни. Его извещали о смерти жены, но он не получил известие, так как на то время перебрасывали их в Забайкалье.
В его красноармейской книжке записаны десять благодарностей от Верховного главнокомандующего. Награждался медалями: «За освобождение Праги», «За взятие Будапешта», «За Победу над Японией» и многими другими.
В конце 1945 года его вновь избрали председателем Забегаевского сельсовета, переехали на жительство в Забегаево. Снова женился, жена Александра была моложе его на двенадцать лет. У них родилась дочь Ирина.
Через два года переехали вновь в Аристовцы. Работал в колхозе бригадиром, кладовщиком, заведующим животноводством. В 1950 году родился сын Владимир. В 1967 году Георгий Александрович вышел на заслуженный отдых, пенсию назначили ему вначале двенадцать рублей, а через год стал получать восемнадцать.
В 1968 году, по просьбе детей переехали с женой в город Братск Иркутской области, там жили дети и брат первой жены А. Ф. Вагин. Александр Федорович и помог добиться у властей города в 1970 году, чтобы Георгию, как участнику войны, предоставили квартиру. До этого жили у сына Валентина.
Умер Георгий Александрович в 1974 году, пережив свою вторую жену Александру Елизаровну всего лишь на три месяца.
Похоронены они на кладбище в городе Братске. До последних дней своей жизни, так и получал участник Великой Отечественной войны Георгий Александрович Клюкин колхозную пенсию в восемнадцать рублей.

 

Пётр Девятериков — боец танкового корпуса

«Наше дело правое – мы победим» – такой призыв в годы Великой Отечественной войны был по всей стране. Петр Евдокимович Девятериков, уроженец деревни Грехово Соловецкого сельсовета, был среди тех, кто защищал родную землю от врага.

Родился он 25 января 1914 года. Окончил всего три класса. И с тех малых лет был уже на подмоге в поле – и косить, и жать приходилось. Семнадцатилетним парнишкой вступил в колхоз «Просвещенец». Потом попал на лесозаготовку. Зимой на валке леса трудился, весной – на сплаве, летом – на окорке. Был по вербовке в Архангельске.
В декабре 1936 года Петр Евдокимович был призван в армию. Служить довелось в кавалерии на Карельском перешейке 2 года. Затем дорога жизни привела его на комсомольскую стройку железной дороги Котлас-Воркута.
Но грозная война 1941 года прервала все планы, мечты, надежды. Январским утром 1942-го попал Петр Евдокимович на переподготовку в город Киржач Владимирской области. А через полтора месяца – на Северо-Западный фронт.
Бои уже шли под Старой Руссой на реке Лавать. Враг наступал. Обстановка становилась чрезвычайно напряженной. Оборону пришлось держать до апреля 1943 года. Снабжение продовольствием было очень плохое, боеприпасов не хватало.
Вскоре по болезни Петр Евдокимович попал в госпиталь. Но потом снова на фронт – в 29-й танковый корпус пятой дивизии, которая готовила наступление под Курском.
Летом 1943 года развернулись ожесточенные бои на Курской дуге. Танки шли на таран, когда кончались боеприпасы. И вот линию обороны удалось прорвать. А там – Белгород, Харьков, Пятихатка. Шли в наступление, гнали немца без остановки.
В Кировограде враг оказал яростное сопротивление. С большим трудом удалось освободить город, много погибло русских солдат в сражении, но досталось и фашистам. Немало боевой немецкой техники было захвачено, корсунь-шевченковская немецкая группировка была разгромлена. Тогда взяли в плен 59 тысяч фашистов. После этого было наступление на город Умань, который также был освобожден от гитлеровцев.
Участвовал Петр Евдокимович и в форсировании рек Прут и Днестр. Мосты через реку были разбиты. Передвигались по воде. По реке Прут вышли на границу СССР и вступили на территорию Румынии. Из Румынии перебросили на Белорусский фронт. После упорных боев освободили столицу Белоруссии Минск, а затем – столицу Литвы Вильнюс. Для всех это было большим праздником.
Освободили от фашистов и г. Каунас, порт Пилау. В январе 1945-го, отражая атаки врага, зашли на территорию восточной Пруссии. Сражения вели вблизи Кенигсберга. Оттуда перебросили дивизию, в которой служил Петр Евдокимович, в Польшу. Стояла главная задача – разгромить вражескую группировку, которая действовала в районе между Одером и Вислой. Враг ожесточенно сражался, но наша армия шла в наступление. Под огнем врага русские солдаты падали один за другим, но не сдавались. И через несколько дней была прорвана оборона врага. Варшава была освобождена от фашистов. Польский народ встречал с радостью победителей.
Весной 1945 года перебросили в Германию. Дивизия находились левее Берлина. Вели бои за г. Штеттин. После нескольких кровопролитных сражений город был взят. 8 мая 1945-го узнали о капитуляции Германии. «Со слезами на глазах мы встречали весть о том, что Красная Армия победила. Даже не верилось, что война закончилась…», – повторял Петр Евдокимович, рассказывая о своем боевом пути.
В Германии находился до 15 сентября, затем выехал в Брестскую область на строительство казармы. В ноябре 1945 года демобилизовался.
После войны работал в МТС водителем. Его грудь украшали семь медалей, «Значок за доблесть и отвагу». За трудовые заслуги был тоже награжден медалью, имел почетные грамоты.
Умер Петр Евдокимович 11 ноября 1996 года. Похоронен на кладбище с. Соловецкое. Как вспоминает его сын Николай Петрович, был он человеком начитанным, очень много знал. С фронта пришел больной, но всю жизнь был в работе. По характеру своему – достаточно строг, но делу всякому учил по-доброму.
Сейчас Николай Петрович навещает могилку отца по всем памятным датам, ну, а День Победы по-прежнему особенный. «Надо чтить и помнить подвиг русского солдата, – говорит Николай Петрович. – И тогда над нашими головами будет всегда мирное голубое небо!»

 

Партизан Пётр Лысов

Продолжаем публикацию рассказов о боевом пути наших земляков, материалы о которых хранятся в музее боевой Славы при Соловецкой школе.

Родился Петр Фомич 14 октября 1909 года в деревне Безводное Соловецкого сельсовета. Детство, конечно, было не из легких. Крестьянский труд познал рано. Окончить удалось всего 4 класса.
«Мне было 32 года, когда фашистская Германия напала на нашу страну», – записано в его воспоминаниях.
И уже в октябре 1941 года стоял в армейском строю. Прошел подготовку. В феврале 1942 года принял первое боевое крещение. Ходил в атаку и в разведку. С приказом: «Ни шагу назад!» вели бой за боем. За участие в одном из них получил медаль «За отвагу».
В 1943 году, когда освобождали Белоруссию, попал вместе с товарищами в окружение. Выходя из него, встретили партизанский отряд. К нему и присоединились.
Участвовали в ночных операциях – взрывали мосты, железные дороги, по которым передвигались вражеские формирования, шла боевая техника, перевозили боеприпасы.
Мост через Западную Двину взрывался тоже с его участием. «Операция эта готовилась очень тщательно. Разведывали, где находятся вражеские посты, огневые точки и патрули. Просиживали целые ночи в кустах, наблюдая за охраной и передвижением войск. Операцию выполняли тоже ночью. Передвигались ползком и небольшими перебежками, чтобы враг не заметил. Подходя к мосту, часовых снимали без шума. Шум начался, когда все взлетело в воздух», – рассказывал Петр Фомич.
Летом 1944 года началось наступление на всех фронтах, и их партизанский отряд присоединился к наступающим частям. В боях под Минском окружили большую группировку врага. Часть уничтожили, а часть взяли в плен. Особенно много захватили трофеев: оружия и техники. Во время тех боев Петр Фомич был легко ранен. Рана быстро зажила, и он снова встал в строй.
3 января 1944 года в бою под Белостоком ранение получил уже тяжелое, был контужен. Отправили в госпиталь, где и встретил долгожданную Победу. Это была великая радость!
В боях за Белоруссию Петра Фомича наградили четырьмя медалями, но сохранить их, к сожалению, не удалось. Бывали такие обстоятельства, когда приходилось их снимать и класть в вещмешок. Война есть война. А в бою такая каша заварится – везде кровь, стоны, стрельба, взрывы. Бывает, и мешок не нужен, лишь бы с землей не сравняло. Вот и потерял его.
«Бывало, одним словом, всякое, но воевал – духом не падал. Не дай Бог, чтобы эти ужасы повторились!», – делился Петр Фомич в откровенных разговорах.
Умер Петр Фомич в 1998 году. Но память о нем в людских сердцах жива, жив и его подвиг в годы жестокой войны.

 

Фронтовая судьба Ивана Адеева

Иван Платонович Адеев (на снимке слева) родился 18 июля 1923 года в деревне Ивановская. Военную боевую службу начал в марте 1942 года. До этого он находился на оборонительных работах под Ленинградом. Не было ему еще и 18 лет. Краткая передышка дома после пешего перехода с оборонительных работ – и он уходит на фронт.

С первых дней держались вместе с земляком Николаем Павловичем Воеводиным, потом военная судьба их развела. Воевал на Воронежском фронте минометчиком, стрелком в сотой стрелковой дивизии, потом в 5 корпусе 20 гвардейской танковой бригады.
Прошел все испытания войны, будучи в составе 1-го и 2-го Украинских фронтов. Участвовал в Курской битве, освобождал Киев. Прошел бои на Ясско-Кишеневском направлении уже в звании старшины. И грудь бойца украшали медали «За отвагу», Орден Отечественной войны 1 степени.
Позднее Иван Платонович был награжден многими юбилейными медалями. В том числе и медалью «Ветеран труда».
Вернулся с фронта в родной дом в 1947 году. Помогал восстанавливать народное хозяйство. Председательствовал в колхозах имени Кирова и «Свет».
Многие годы работал в школе заместителем директора по хозяйственной части. Перед выходом на пенсию более восьми лет трудился в райисполкоме комендантом.
Нелегкая судьба солдата. Но жизнь побеждает все невзгоды.
С супругой Ниной Сергеевной (в девичестве Лыхиной) воспитали троих детей – Вячеслава, Галину и Татьяну.
Умер Иван Платонович 22 января 1995 года. Его могила на боговаровском кладбище, и родные при возможности навещают. И, конечно же, не забывают рассказывать внукам о его нелегких фронтовых дорогах.

 

Медаль «За отвагу» Петра Глушкова

Совсем недавно свой 90-летний юбилей отметил участник Великой Отечественной войны Петр Андреевич Глушков. Его малая родина – деревня Верхорубовская, Соловецкого поселения, которую в простонародье называют Парши. Там он родился. В этой же деревеньке и трудился после войны. Свою судьбу встретил в деревне Шестовица Вохомского района. Туда родители Петра Андреевича переехали, когда ему было всего пять лет.
Но, как говорится, годы взяли свое. Сейчас Петр Андреевич живет у родных, окружен заботой, вниманием, уважением. В теплой семейной атмосфере он встретил прекрасную дату – 90 лет!

— Скажите, как прошел праздничный день? Наверное, по-особенному?
— Юбилей – это всегда прекрасный повод собраться всем вместе. С утра меня навестили представители районной и сельской администраций. Поздравили, вручили подарки. Приятно, конечно, было получить поздравление от Президента. Значит, помнят нас, не забыли. Потом пришли родные. Мы пили чай, был огромный праздничный торт. Не обошлось и без фронтовых 100 граммов. Потом вспоминали молодость, друзей, войну…
— Да.., – протянул тихим голосом Петр Андреевич, – прошли не просто года, а целые десятилетия с того памятного победного мая… Война была хорошей проверкой прочности и стойкости нашего народа, русского солдата. Давно это было, но время проходит, а память остается…». И Петр Андреевич погрузился в воспоминания.
— Нелегко было в то время, нелегко (вздохнув с грустью продолжил он разговор). – Все познали – голод, холод, тяжкий труд. Но первым делом страх одолел людьми. Деревня пустела с каждым днем. Один за другим уходили на фронт мужики. Вернется ли кто живой – никто не знал. Мой отец Андрей Нилович был в их числе. Остались лишь женщины, дети, немощные старики.
Мы, подростки, тоже рвались в бой. Ведь неравнодушных к беде не было. Родную землю надо было защищать! В июле 1943-го семнадцатилетним юнцом попал на фронт и я. Через три месяца подготовки прошел боевое крещение! Шли тогда ожесточенные бои за Ленинград. Много полегло друзей, сослуживцев. Но меня Бог берег, видно, материнская молитва была сильна.
В коротких передышках старался написать хоть несколько строк своим родным. Радовали короткие весточки из дома. Конечно, тяжело было читать о тяжелой жизни в колхозе, но сил придавало то, что все живы и здоровы. С этими добрыми вестями я смелее шел в атаку. Ведь бои шли не на жизнь, а на смерть.
Тяжело было солдату от постоянных упорных боев. Трудно было и из-за погодных условий, Ленинградская область богата лесами и болотами. Частенько приходилось неделями напролет ходить в мокрой одежде. Посушиться было негде, а за попытку разжечь костер могли расстрелять на месте. Ведь его мог заметить враг и открыть огонь. А если случится, и в баньку попадешь – так это настоящее блаженство.
Хватили и голода с лихвой. Полевые кухни по бездорожью не всегда успевали пройти за наступающими войсками. Жевали коренья, недозрелые ягоды…
День за днем фронтовые дороги привели в Эстонию, Литву, Латвию. Недавая опомниться фашистам, наши войска вели наступление. Новый 1945 год встретил я на границе с Польшей. Там меня тяжело ранило, осколком снаряда раздробило колено правой ноги. Предлагали ампутацию, но я отказался. Долгожданный победный день встретил в госпитале.
Когда услышали слова: «Мы победили! Враг разбит! На нашей земле вновь мирная жизнь!» – невольно из глаз полились слезы.
В июне на костылях добрался до Шестовицы. В некоторых семьях уже царило счастье – родные вернулись с фронта. Но не всем оно выпало. Многие горевали от утраты мужей, братьев, отцов.
Чуть позднее наша семья встретила отца. Больным вернулся он домой, его руки и ноги были обморожены, когда строили мосты и переправы через реки. Вскоре он умер.
Я со временем повстречал хорошую девушку Татьяну, создали семью. Оба работали на колхозных работах от зари и до заката. Держали свое подсобное хозяйство, была пасека.
Родился сын Василий. В нем мы души не чаяли. Но настигла его беда. Вернувшись из армии, он трагически погиб. Чтобы ничего не напоминало о нем, мы переехали в Парши. Купили там дом, заново завели хозяйство, пасеку. Работать в колхозе стали еще больше, так боль утраты хоть как-то стихала.
В начале 1990-х ушла из жизни и жена. С ней мы немного не успели справить золотую свадьбу. Стала совсем жизнь не в радость. Но работа заставляла жить, придавала смысл. Продолжал вести хозяйство в одиночку. Правда, родные были всегда на подмоге. Когда совсем занемог, перебрался к родственникам в Боговарово.
Внуки и правнуки стали моей отрадой. Они с интересом слушают рассказы из жизни, особенно из фронтовой, рассматривают награды, самая дорогая среди которых – медаль «За отвагу».
(Вот что говорится в приказе по 1238 стрелковому Выборгскому полку 372 стрелковой роты Новгородской дивизии от 7.02.1945 г. о награждении: «Наградить от имени Верховного Совета ССР… Глушкова Петра Андреевича за то, что в боях за город Дойтен-Айлау 22.1.1945 огнем своего пулемета подавил огонь двух ручных пулеметов противника». В 1985 году, к 40-летию Победы, Петр Андреевич был награжден Орденом Отечественной войны второй степени).
Мой любимый праздник по сей день – День Победы. Когда был в силах, 9 мая с раннего утра, откладывая все дела, шел на митинг, встречался с фронтовыми друзьями, вспоминали погибших.
Сейчас этот светлый день проходит в кругу родных мне людей. Но все так же по щекам текут слезы при воспоминаниях тех страшных испытаний. Война… Лишь бы она больше не повторилась! – закончил ветеран свой рассказ.

 

Михаил Чичерин — защитник Ленинграда и освободитель стран Европы

К нам в редакцию зашел Василий Михайлович Аристов, житель села Боговарово, и рассказал о своем отце, участнике Великой Отечественной войны М. В. Чичерине. 

Михаил Васильевич родился в 1907 году в деревне Аристовцы (в то время Вохомского района Вологодской области). В большой семье он был младшим ребенком. Кроме него у родителей было еще четверо сыновей – Геннадий, Иван, Пантелеймон и Матвей.
Жили тогда единоличными хозяйствами, у них была своя кузница. После окончания церковно-приходской школы Михаил работал кузнецом в кузнице.
Когда началась война, он 30 июня 1941 года ушел на фронт. Вначале воевал на Ленинградском фронте в войсках связи. После контузии войну продолжил в артиллерии.
Все тяжелейшие дни блокады он защищал город Ленинград. В 1944 году после ранения воевал на 2-м Прибалтийском фронте. В начале 1945 года – вновь телефонист роты связи 65-го стрелкового полка 43-й стрелковой Тартуской краснознаменной дивизии.
Михаил Васильевич был четырежды ранен, лечился в госпиталях. Последнее ранение получил в 1945 году. Награжден медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За освобождение Варшавы», «За Победу над Германией, Орденом Славы третьей степени.
Окончание войны встретил в Западной Польше. Домой возвратился в октябре 1945 года.
Работал в колхозе кузнецом, разнорабочим, бригадиром. Неоднократно направляли на лесосплав в Полдневицу. С женой воспитали пять дочерей и двоих сыновей. Умер Михаил Васильевич в 1991 году, похоронен на кладбище в селе Луптюг.

       

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Достойны памяти отцов и дедов

Юбилей Победы в Великой Отечественной войне всколыхнул память российского общества о героизме советского народа на фронте и в тылу.
Мало осталось ветеранов фронта и тыла. Выросли и дети фронтовиков, им уже далеко за пенсионный возраст. Оставшиеся в живых хорошо помнят слезы матерей и бабушек, родных и близких о погибших в боях, не вернувшихся к семьям в родительские дома.
Отец Геннадия Егоровича Буркова Егор Иванович пришел с войны после Победы. Родился он 6 мая 1904 года в деревне Парши.
Фронтовики активно включались в колхозную работу. Хозяйственная жилка, трудолюбие, организаторские способности позволили Егору Ивановичу быстрее определиться в мирной жизни.
Избрали его председателем правления в колхозе «Комсомолец». После укрупнения работал в колхозе «Красная горка» в деревне Блиновщина Стариковского сельсовета. 19 лет фронтовик возглавлял эти колхозы.
Ветераны Бурковы Егор Иванович и Ульяна Тимофеевна воспитали достойное поколение детей. Их в семье было семеро: первая Таня родилась в 1924 году, Нина – в 1927, Василий – в 1930, Виталий – в 1933, Анатолий – в 1935, Геннадий – в 1938 году. После войны в 1947 году родилась Рая.
Сыновья Виталий и Геннадий отслужили в армии. Геннадий Егорович службу проходил в Германии (ГДР) в танковых войсках. На снимке он в кабине БТР.
И на гражданке остался верен технике. Объехал всю Россию на знаменитых ГАЗ-53, ЗИЛ-15. Награжден Орденом «Знак почета» множеством медалей, грамот, имеет почетное звание «Ударник пятилетки».
Самая дорогая для них награда – региональная медаль «За любовь и верность». Раисе Савватеевне и Геннадию Егоровичу вручили ее 8 июля в День семьи, любви и верности.
Четырех сыновей воспитали супруги. О каждом можно сказать самые лучшие слова. Они не подвели родителей, остались верными, честными тружениками, примерными семьянинами. Все отслужили в армии: Игорь – в Германии, как и отец, Алексей – в Монголии, Юрий – в Азербайджане (Баку), Павел – в Башкирии. Они – внуки фронтовика Егора Ивановича Буркова. Есть у него и внучка Светлана Борисовна Кашина. Раиса Егоровна, ее мама, и все Бурковы могут гордиться тем, что она избрана депутатом Костромской областной Думы, ведет активную работу в общественной жизни, стремится оказывать помощь избирателям в решении возникающих вопросов.
В беседе с Геннадием Егоровичем коснулись многих вопросов текущей жизни, вспомнили свое детство, учебу в Мантуровском училище механизации сельского хозяйства, друзей, преподавателей. Жаль, что и наши ряды редеют.
Посмотрели фотографии. Их очень много в семейном альбоме у Геннадия Егоровича. Все помнится. И остается на память молодым поколениям.

 

Боевой офицер Николай Зайцев

Юбилей Победы в Великой Отечественной войне вновь всколыхнул память народов России о судьбах поколения людей, которым пришлось спасать страну от фашизма. Вспомним всех, кто внес личный вклад в священную Победу. Никто не забыт, ничто не забыто!
Любовь детей к Родине, к России начинает воспитываться в семье с любви к родителям, родному дому, родной земле.
Из всех общественных институтов по воспитанию патриотизма решающее место принадлежит школе. И не случайно говорится, что Победу одержали учителя. Они всегда были и остаются на передовом фронте воспитания молодежи.

На фотографии Николай Макарович Зайцев, курсант Саратовского военного училища. На обратной стороне красивым каллиграфическим почерком надпись: «На добрую память дорогим родителям от вашего сына Коли. 20 марта 1940 года».
С этого года началась его армейская служба. А ей предшествовала учеба в Вохомском педагогическом училище. Его сокурсниками были Иван Иванович Хлопов, Иван Никифорович Афанасов. Они вместе начинали педагогическую работу в Соловецкой средней школе и призывались в армию.
Соловецкая школа была базовой. В Боговарове в годы войны работала семилетка имени Н. К. Крупской. Кстати сказать, Вохомское педагогическое училище готовило замечательные кадры учителей для начальной школы.
Всю войну Николай Макарович прошел в боевых частях. Трижды был ранен. В ноябре 1944 года был награжден Орденом Красной Звезды. После госпиталей возвращался в строй и закончил боевой путь в звании капитана.
После фронта его жизнь сложилась в тесной связи со школой, он любил работать с детьми. Правда, некоторое время пришлось поработать в районной газете, называвшейся тогда «Колхозный труд» уже Боговаровского района. Позднее учительствовал в Ирдомской начальной школе, затем и в Боговаровской средней еще при директоре Федосии Степановиче Ускове. Приказ о переводе в среднюю школу был отдан инспекцией по народному образованию при заведующей Лидии Ивановне Видякиной.
Отличало Николая Макаровича теплое, уважительное отношение к детям, большое трудолюбие. Он своими руками построил дом на улице Первомайской. С Верой Николаевной воспитали дочь. Ирина Николаевна после института преподавала в родной школе английский язык, работала директором школы. Сейчас живет в Москве.
Не могу не сказать о том, что род Зайцевых – педагогический. Его укрепил Алексей Макарович (брат) и Антонина Александровна Зайцевы. Они передали способности работать в школе своим детям. Сын Александр Алексеевич – замечательный, уважаемый педагогами и учащимися, учитель физики, дочь Татьяна Алексеевна работает учителем в Иванове.
Всех их объединяет трудолюбие, уважение к старшим и доброе отношение к односельчанам.
Сестра Николая Макаровича Серафима Макаровна Первушина,1926 года рождения, жизнь посвятила также школе, живет в Москве.
Напоминаю, что его супруга Антонина Александровна Зайцева за многолетний педагогический труд награждена Орденом Трудовой Славы третьей степени.
Возвращаясь к ветерану-фронтовику Николаю Макаровичу Зайцеву, особо отмечу его работу заведующим военным кабинетом школы, когда военная подготовка юношей в старших классах помогала им успешнее проходить армейскую службу. Проверяющие всегда отмечали работу Николая Макаровича с лучшей стороны.
Да иначе и быть не могло. Дело вел кадровый офицер-фронтовик. А когда военрукам разрешено было надеть военную форму, погоны, то настроение их отразило правильность решения. Приятно было видеть ребятам военрука Николая Макаровича в офицерской форме с погонами капитана.
В последние годы, будучи на пенсии, увлекся ветеран пчеловодством. И здесь все у него получилось удачно.
Преждевременно ушел из жизни Николай Макарович. Тяжелая болезнь сократила его жизнь. Похоронили его с почестями всем коллективом школы на кладбище села Боговарово. В кабинете военного дела долго хранилась его форма и военный китель с наградами.

 

Вспомним родных наших милые лица, гордость за них в сердце хранится

На электронную почту редакции пришло письмо от супругов Логиновых Татьяны Аркадьевны и Евгения Федоровича, проживающих в с. Луптюг.
В послании они рассказывают о своих родственниках, воевавших в годы Великой Отечественной войны.
Вот, что они пишут: «В нашей семье три ветерана Великой Отечественной войны – отец Евгения Федор Александрович Логинов, его дядя Петр Ильич Зайцев и дядя Татьяны Виктор Петрович Шемякин.

Отважный пулеметчик Федор Логинов
Федор Александрович родился в 1922 году. Ушел на войну в 1942 году, был станковым пулеметчиком в 102-й отдельной морской стрелковой бригаде. В декабре 1942 года по льду Ладожского озера переправились в блокадный Ленинград. 12 января 1943 года начался прорыв блокады и через семь дней Ленинградский фронт соединился с Волховским.
Федор Александрович сильно простудился и заболел. Когда выздоровел, продолжил воевать связистом в 951-м стрелковом полку. 18 марта под городом Островом подорвался на прыгающей противопехотной мине, получил двенадцать ранений и попал в госпиталь. После госпиталя был направлен в 284-й стрелковый полк.
Федор Александрович еще неоднократно получал ранения и лечился в госпиталях. Войну закончил в 152-м запасном стрелковом полку.
Демобилизовался 12 октября 1945 года. Был награжден двумя медалями «За отвагу», медалями: «Жукова», «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией», «За освобождение Польши» и многими другими.
После войны вернулся Федор Александрович в родное село, встретил ту единственную свою девушку Лиду, с которой прожили в счастливом браке сорок пять лет.
В тяжелые послевоенные годы было очень трудно и голодно. Работал комбайнером, пришлось даже побывать на Кубани, добирались своим ходом. Обратно возвращались счастливые, так-как кубанский колхоз за работу рассчитался зерном. Это была большая продовольственная помощь для семьи.
В то время у них уже было трое детей. Очень долгое время работал он председателем сельпо в Луптюге и около двух лет председателем райпо в Боговарове.
Перед уходом на заслуженный отдых, последние пятнадцать лет, работал дорожным мастером.
Федор Александрович очень любил природу и рыбалку. Всегда был в центре внимания в любой компании, знал много различных историй и прибауток.
С супругой Лидией Ильиничной воспитали они четверых детей: Антонину, Галину, Евгения и Любовь. Детей своих учили доброте, умению любить и уважать друг друга, терпению, презирать ложь и лень.
Ранения во время войны сказались на здоровье Федора Александровича, но, благодаря судьбе и Богу, дожил он до семидесяти семи лет. Сейчас его нет в живых, но память о замечательном отце, дедушке, прадедушке жива в наших сердцах.

Военный лётчик Пётр Зайцев
Петр Ильич Зайцев дядя Евгения Федоровича был летчиком. Летал на бомбардировщике ИЛ-2, воевал на Украинском фронте. Прошел всю войну, вернулся живым. Женился на девушке с Украины и привез ее к себе на родину.
Всю свою трудовую деятельность проработал начальником заготскота в поселке Малое Раменье. В то время жители ближних районов сдавали туда домашний скот, поэтому те, кто постарше, хорошо помнят его.
Пятнадцать лет назад в одной из центральных газет вышел материал о штурмане боевого самолета ИЛ-2, который искал своего боевого командира, то есть Петра Ильича.
Однажды во время боевого вылета их самолет был сбит и упал на вражеской территории. Штурман был тяжело ранен, и командир Петр Ильич на себе протащил своего товарища через линию фронта. Затем медсанбат, оба остались живы, но потеряли друг друга.
И вот через 55 лет после окончания войны, после выхода этой газеты, Петр Ильич поехал на Украину к своему боевому товарищу. Но встретиться им было не суждено. Командир приехал на похороны своего друга.

Боевой офицер Виктор Шемякин
Про своего дядю Виктора Петровича, – продолжает Татьяна Аркадьевна, – я знаю очень мало. Прошел всю войну, имел высокое звание и был назначен помощником коменданта бывшего немецкого города Магдеворна. Прослужив какое-то время, погиб в автомобильной катастрофе. Кто, как и почему организовал эту аварию, так и осталось тайной.
Моя бабушка никогда не рассказывала о службе своего сына, в то время это было запретной темой. Как-то раз сказала, что если бы не Виктор, то в тяжелое послевоенное время им бы не выжить. Мы были маленькими и этим словам не придали особого значения.
Вот такие интересные судьбы у наших родственников. Жаль, что мы очень мало знаем о них».

 

Не уходит из памяти…

Уважаемая редакция! 9 мая мы отметим 70-летие Победы нашего народа в Великой Отечественной войне. В нашей семье это особый, великий праздник. Потому что уже много лет и навсегда эта дата связана для нас с именем моего отца – Ускова Феодосия Степановича.
Это был удивительно светлый, мудрый и в то же время очень сдержанный и скромный человек, излучавший вокруг себя такое неотразимое человеческое обаяние, что как-то сразу располагал всех окружающих к себе. Ему верили, его уважали, к нему шли за советом. И если в моей жизни были дела, мысли и поступки, которыми я могу гордиться, то я знаю: гордиться надо тем, что был у меня такой отец, влияние личности которого уберегало меня в этой жизни от глупости, подлости, жестокости…
Более 40 лет он посвятил учительскому труду, с 1940 года работая директором в школах нашей области.
Его педагогическую деятельность прервала на время только война…
В декабре 1945 года, только что вернувшийся с фронта двадцатидевятилетним лейтенантом танковой гвардейской дивизии, отец был назначен на должность заведующего Боговаровским районо, а с августа 1950 года по июль 1964 года в течение 14 лет работал бессменным директором Боговаровской средней школы.
Все боговаровцы нашего поколения, успевшие поучиться в школе во времена директорства моего отца, хорошо помнят его. Педагог он был от Бога…
Не так давно я получила из Боговарова весточку: Анатолий Анатольевич Жаравин сообщал мне, что нашел на сайте Подольского архива Минобороны РФ наградные документы на имя моего отца.
Названия населенных пунктов, в боях за которые отец получил награды, показались мне не такими уж незнакомыми. Я достала архив отца, перечитала его воспоминания, рассказы, газетные статьи…
Вообще он мало писал и тем более рассказывал о войне, как о войне – о кровопролитных боях, о жестоких атаках, о смертях и победах. Больше было рассказов о боевых друзьях-однополчанах и их судьбах, о проявлениях человеческого характера на войне. Читаю на пожелтевших газетных листах заголовки: «Первый день войны», «Мой первый бой», «Ночь перед Победой», «Утро Победы»…. И вот – о чудо! – вдруг в газетной вырезке с отцовским рассказом мелькнули знакомые слова: «Оситняжка»… «Лысянка»…
Предлагаю вниманию земляков моего отца и моих земляков эти строки из рассказа «Не уходит из памяти».

«После первых танковых атак, в которых состоялось мое боевое крещение, прошло немало времени. На фронтах большие изменения. Враг отступает повсюду. Наши войска научились бить его не только зимой, но и летом, и не на отдельных участках, а по всему фронту. Я все это время на передовой, с короткими интервалами на переформирование и отдых.
Многих боевых товарищей уже нет рядом: одни погибли, другие – на излечении в госпиталях. Уже после Победы подсчитали, что в среднем жизнь офицера-танкиста на фронте исчислялась девятью днями.
Но мне везет: я даже не ранен. Очевидно, удача на войне – немалое дело. Теперь я уже не тот, что был в первых боях, но все же перед каждым новым боем приходит в голову мысль: не последний ли он в моей жизни? Людей, не боящихся смерти, видимо, нет. По крайней мере, я таких не встречал.
Но у одних боязнь снаружи, и она командует всем человеком, а у других спрятана вглубь, наглухо прикрыта большим чувством – ответственностью за Родину, долгом перед ней…
Изменения произошли и в моей персональной судьбе. Я – член партии, только что, сдав должность командира танкового взвода, назначен адъютантом танкового батальона (офицер, выполняющий штабные обязанности). Коммунисты штаба избрали меня секретарем парторганизации. Доверие высокое.
Операция по разгрому группировки немецких войск на правом берегу Днепра вошла в историю как второй Сталинград. Нашей 8-й гвардейской танковой бригаде, оснащенной новыми тяжелыми танками, пришлось в ходе этой операции в составе 2-го Украинского фронта прорывать оборону противника.
Из моей памяти не уходят тяжелые 12-дневные бои в феврале 1944 года по окружению и уничтожению 80-тысячной армии врага. Я и сейчас иногда просыпаюсь в холодном поту, если снится это сражение. В ходе его было уничтожено 55 тысяч и взято в плен 18 тысяч человек. Бои шли не на жизнь, а на смерть. И выстоять в этом аду мог только советский человек, защищавший свою Родину, жизнь своих детей.
В районе Буртки было сосредоточено три танковых корпуса. Восьмой гвардейской танковой бригаде поставили задачу: прорвать оборону противника, чтобы в прорыв могли войти части всех трех корпусов. Ближайшая задача – захватить населенный пункт Оситняжка и, двигаясь на запад, овладеть городом Капитоновка. Атака была назначена на 4 часа.
Мы с заместителем комбата Петриченко около полуночи побывали в штабе пехотного полка, с которым предстояло идти на прорыв. Осмотрели на месте проходы в минных полях, сделанные накануне нашими саперами.
Мне было приказано под прикрытием темноты провести колонну танков с мотострелками через минные поля и занять исходные позиции до начала артподготовки.
Около 40 танков, выстроенных в колонну, двигались на первой скорости к указанному рубежу. Я сидел на броне головной машины, показывая рукой водителю границы прохода в минном поле, обозначенные флажками.
Водитель третьего танка в темноте не разглядел след от гусениц впереди идущих машин и наскочил на мину. Раздался взрыв. Машина была выведена из строя, погибли десантники, а меня взрывной волной сбросило с танка за линию прохода.
Лежу ни жив, ни мертв, боюсь пошевелиться… Опытный механик моего танка выскочил через передний люк и крикнул: «Лежи, начштаба, не шевелись! Ноги вверх подними, чтоб не задеть взрывателя! Сейчас ремень тебе брошу, держись! Я тебя вытяну потихоньку целенького!»
Подорвавшийся танк подцепили на буксир, убитых и раненых подняли на него же и двинулись дальше.
Немецкое передовое охранение, услышав взрыв, начало подвешивать осветительные ракеты и открыло огонь в нашем направлении. Стреляли фашисты наугад, на звук. Однако нам пришлось попереживать: задача-то была поставлена выдвинуться скрытно.
На исходные позиции мы все же прибыли к указанному сроку. Сразу после артобработки немецких позиций наши танки устремились на врага с такой скоростью и силой, что противник растерялся и, не оказав сильного сопротивления, оставил село Оситняжку. За нами вступили в бой и основные силы прорыва. За два часа ночного боя наши части продвинулись на 18-20 км вглубь обороны врага и с боем захватили город Капитоновку, где были сосредоточены крупные силы немцев.
Три дня и три ночи бои не прекращались ни на минуту. Никто не ел, не спал все это время. На четвертый день мы заняли населенный пункт Шпола, а к вечеру вышли к городу Звенигородка, где и соединились с войсками 1-го Украинского фронта, замкнув кольцо окружения.
Закончился страшный бой, и на какое-то время установилась невероятная тишина. Можно было выйти из машины, осмотреться, надышаться вдоволь свежим воздухом, протереть глаза от пороховых газов, умыться снегом.
Около штабного танка лежала раздавленная вражеская противотанковая пушка, через лафет которой перевалилось тело убитого немецкого офицера… На измятый, черный от боя снег стекала еще не остывшая струйка крови. Еще несколько минут назад в этом немце билась жизнь. Он, как и все другие такие же, стрелял в меня, в моих друзей, убивал детей и стариков, грабил и сжигал наши села. Он надеялся, что вскоре наша земля будет лежать перед ним, а он будет чем-то вроде центра Вселенной. Не получилось!
Скоро мы полностью сведем счеты со всеми фашистами за поруганную нашу землю. В этом мы были уже уверены.
* * *
С окружением войск противника образовалось два фронта: внутренний, задачей которого стало уничтожение окруженной армии врага, и внешний, который должен сдержать натиск противника, бросившего 8 танковых и 6 пехотных дивизий, чтобы прорвать кольцо и спасти окруженные части.
Наша бригада получила приказ отражать натиск врага на внешнем фронте в районе Лысянки, расположенной в излучине реки Гнилой Тикач.

В полночь, сняв наши передовые посты, противник крупными силами, рассчитывая на внезапность, атаковал нас. После нескольких часов боя мы были вынуждены отойти за линию железнодорожного полотна, чтобы получить подкрепление, а рано утром обходным маневром окружить и взять Лысянку. Я же получил приказ вывезти тылы из Лысянки в Мирные Хутора в сопровождении танкового подразделения. Город горел, в ночной темноте зарево пожара и подвешенные ракеты давали возможность врагу наблюдать за нашим перемещением.
Первая попытка эвакуировать тылы по дороге – не удалась… Пришлось выводить тылы низом, по берегу реки. Буквально через несколько минут движения передовое охранение донесло, что группе войск противника удалось вырваться из окружения, и она пытается в излучине реки переправиться на другой берег. Пришлось отвести колонну в более безопасное место и доложить командованию о случившемся. Получили приказ: силами танкового охранения преградить врагу путь к отходу и предложить ему сдаться без боя… На предложение о сдаче немцы ответили сильным автоматным и пулеметным огнем. Погиб командир танкового взвода. Тогда три десятка танков, оттеснив колонну немцев от реки, уничтожили ее. Мне удалось с малыми потерями выполнить приказ и вывезти тылы в указанный район.
Рано утром следующего дня с танковым охранением я возвращался в Лысянку. Проезжая через место ночного боя, увидел ужасную картину. Всюду валялись раздавленные минометы, пулеметы, повозки, чемоданы и ящики, из которых вывалились награбленные вещи, какие-то бумаги, плитки шоколада…
И всюду – трупы врагов, слегка припорошенные снегом. Смотрел и думал: хорошо поработали наши танкисты, с честью отомстили за убитого командира взвода лейтенанта Кудрявцева.
А в Лысянке шел бой… К вечеру Лысянка была освобождена. Противник отступил к Медвину. Попытки его прорвать кольцо окружения были отбиты.
К 17 февраля войска внутреннего фронта полностью уничтожили окруженную группировку в районе Корсунь-Шевченковский. 8-й гвардейской танковой бригаде было присвоено звание Звенигородской, а на ее боевом знамени рядом с орденами Красного Знамени и Суворова засиял Орден Кутузова».
А это скупые строчки из наградных листов, найденных на сайте Подольского архива Минобороны.
В бою за населенный пункт Лисянка тов. Ускову приказано с группой танков и приданных самоходных установок удержать Киевскую дорогу и не допустить обхода села с фланга, что грозило окружением части. Выбрав удобный район для засады, несмотря на численное превосходство противника в технике, отразил атаку немцев. В этом бою тов. Усков своим танком уничтожил 2 немецких танка Т-4 и до взвода солдат и офицеров, вынудил немецкую пехоту отойти на другой берег реки и удерживал этот рубеж до подхода основных сил своей части.
За личную храбрость и мужество, проявленные в бою, достоин награждения Орденом Отечественной войны, 2-ой степени».
Командир 1-го танкового батальона Стружченко.
* * *
Тов. Усков в боях с немецкими оккупантами во 2-м Украинском фронте показал себя смелым и решительным офицером.
В боях за населенные пункты Оситняжка и Писаревка 25.1.44 и 26.1.44 тов. Усков, находясь при одной из танковых рот, сутки отражал атаки противника, в результате чего сам тов. Усков уничтожил 2 танка, 3 миномета, и до 40 чел. солдат и офицеров противника. Усков достоин правительственной награды – медали «За отвагу».
Командир батальона гвардии майор Белоус. 5.2.44.

 

Отважный водитель Николай Большаков

О своем отце Н. П. Большакове, участнике Великой Отечественной войны, нам рассказал Николай Николаевич Большаков.

Николай Павлович Большаков родился в 1924 году в деревне Мокруша Забегаевского сельсовета. Был призван на войну в октябре 1942 года Вохомским районным военным комиссариатом Вологодской области.
Воевал в 1-м дивизионе, 7-й армейской пушечно-артиллерийской бригаде до марта 1944 года на Волховском фронте, затем на Ленин-градском, а войну закончил на Прибалтийском фронте. Был награжден медалью «За оборону Ленинграда», Орденом Красной Звезды и многими другими наградами.
Вот, что было написано командиром 1-го дивизиона капитаном Дворовенко в представлении на награждение Николая Павловича орденом в июле 1944 года: «За время пребывания в батарее товарищ Большаков был помощником водителя, но за короткое время отлично освоил трактор и сейчас уже водитель. Дисциплинированный, смелый в боях. Несмотря на то, что трактор сильно изношен и долгое время без ремонта, товарищ Большаков все силы отдает его содержанию в исправном состоянии. Его трактор за последние дни прошел более двухсот километров без задержек и аварий. Двадцать первого июня 1944 года, подвозя снаряды на батарею, он попал под артобстрел противника, но, несмотря на это, он проскочил район обстрела, хотя прицеп был поврежден осколками. Четырнадцатого июля, везя орудие на огневую позицию в районе «Пушкинских гор», он попал под обстрел, но, несмотря на опасность, продолжал движение и своевременно доставил орудие на огневую позицию. 16 июля трактор был поврежден осколками и вышел из строя. За тридцать минут под обстрелом он восстановил его, и орудие было доставлено в район боевых действий.
Н. П. Большаков достоин награждения Орденом Красной Звезды».
С войны Николай Павлович возвратился в июне 1945 года. Работал главным механиком в колхозе «Красный животновод». Трагически погиб в 1968 году, похоронен на кладбище в селе Веденье.
С женой Марией Леонтьевной воспитали они трех дочерей и троих сыновей.
В настоящее время она проживает в селе Боговарово, является вдовой участника войны, труженицей тыла. Работала в колхозе бригадиром, кладовщиком, счетоводом, в столовой – заведующей буфетом, в магазине – продавцом. Когда погиб муж, самому старшему сыну было четырнадцать лет. Она одна воспитала детей.
Мария Леонтьевна награждена медалями «Материнства 1 и 2 степеней», медалью «За многолетний, добросовестный труд», медалями в честь юбилеев Победы и другими.

 

Учителя-фронтовики

Просматривая записки домашнего архива и фотографии прошлых лет, обратил внимание на этот снимок. Он особенно тронул, вернул к памяти об учителях Боговаровской средней школы – ветеранов Великой Отечественной войны. 

Снимок сделан у сквера, где установлен в 1971 году памятник погибшим воинам-землякам.
На снимке (слева направо): Василий Фирсович Кокоулин, Иван Никифорович Афанасов, Павел Ефимович Кобелев, автор этих строк и Алексей Федорович Береснев. Все они мои учителя – истории, математики, физики, трудового обучения.
У каждого своя фронтовая судьба. Василий Фирсович был тяжело ранен, лишился руки, Иван Никифорович начинал войну танкистом, Павел Ефимович – в артиллерии, Алексей Федорович прошел путь полкового разведчика. В 1950-е годы работал парторгом в Покровской МТС, позднее – учителем труда, заведующим школьными производственными мастерскими до выхода на пенсию.
Это одаренные, талантливые учителя. Пользовались большим уважением среди детей, родителей. Все силы, знания отдавали детям и для молодых учителей оставались примером.
Начало моей работы в Боговаровской школе состоялось в 1962-1963 учебном году. Директором школы работал в то время Феодосий Степанович Усков, заслуженный учитель школы РСФСР, делегат Всесоюзного съезда учителей при Н. С. Хрущеве, тоже участник войны. Служил в танковых войсках. Всю жизнь они с супругой Раисой Федоровной посвятили школе. Воспитали двух дочерей Ираиду и Наташу, сына Леонида, который защитил докторскую диссертацию, как и сын Алексея Федоровича Береснева Леонид.
Кроме них у нас работали и другие педагоги-фронтовики – Николай Макарович Зайцев, Сергей Петрович Чичерин, Наталья Еремеевна Злобина. Прекрасные учителя, замечательные люди.
Помню я и свой первый класс, в котором мне поручили классное руководство. Это были удивительные дети. Три золотых медали и не одна серебряная вручены были выпускникам класса.
Среди золотых медалистов Тамара Кокоулина, Леонид Береснев, Зина Ломакина. Они окончили лучшие институты страны. Достойно несут звания докторов, профессоров, кандидатов наук. Школа дала им надежный старт в большую жизнь.
Мне повезло работать с ветеранами Великой Отечественной войны в то время, когда их дети учились в школе. Поколения неразрывны. Память возвращает к 70-летию Победы.

 

Герои из нашей семьи

Советские воины, вдохновляемые благородными целями, храбро и мужественно сражались с врагом, не щадя своей жизни во имя Победы над немецко-фашистскими захватчиками. Ордена и медали на груди наших ветеранов говорят об их боевых заслугах.
О подвигах его деда, дяди, отца сегодня рассказывает житель села Боговарово М. А. Плотников.

«Мой дед по материнской линии Александр Николаевич Прошутинский родился в 1902 году. Был он уроженцем деревни Прошутино Сивцевского сельсовета. Долгое время жил единолично. Из-за того, что не вступал в колхоз, выделили ему самые неплодородные земли. Он выбивался из последних сил, чтобы прокормить семью. Все же вступить в колхоз пришлось.
В семье старшим был сын Алексей, за ним – Константин, Серафим, дочь Людмила. Детям приходилось трудиться, не покладая рук. А тут грянула война…
По своему заболеванию (у него была грыжа) в первых красноармейских рядах дед не оказался. Призвали его на фронт только в 1943 году. Шли ожесточенные бои за Ленинград. Его назначили связистом.
В одном из сражений он получил тяжелое ранение. Несколько осколков пронзили спину. Вывезли деда в полевой госпиталь. И только сделали необходимые приготовления для операции, как немецкие самолеты начали вновь бомбить. Раздалась команда: «В укрытие!». На столе в полевой палатке остался лежать израненный солдат. Собрав все силы, он сумел скатиться со стола и забраться под какой-то щит. И в тот момент от взрыва бомбы в клочья разлетелась палатка…
Про таких говорят: «В рубашке родился». Операция после бомбежки прошла успешно, но вернуться на фронт он не смог. Комиссовали. Счет его фронтовым дням заканчивал 1943 год. В сопровождении мединструктора дед прибыл в родные края.
После длительного восстановления Александр Николаевич взялся за колхозные дела. Кормил лошадей, был бригадиром полеводческой бригады. Не боялся он тяжелой работы. А от грыжи спасал его немецкий бандаж, который удалось раздобыть на фронте.
Умер Александр Николаевич в 1977 году в 75-летнем возрасте.
18-летним юнцом в том же 1943 году попал на Калининский фронт и его старший сын Алексей Прошутинский. Служить ему довелось в артиллерийских войсках. В одном из боев попал он под шквальный огонь противника. От ранения 20 января 1944 года молодой боец скончался. «Захоронен в братской могиле д. Ручьи Калининской области». Это скупое известие хранится сейчас у родных о своем герое.
Мой отец Александр Николаевич Плотников (на снимке первый справа) родился 1 мая 1927 года в деревне Красавино Сивцевского сельсовета. Попал в последний мобилизационный призыв на фронт в ноябре 1944 года. Сначала прошел учебку в Рыбинске, а потом был отправлен на фронт наблюдателем. Военные действия шли уже за освобождение стран Европы. Добираясь поездом до места назначения на границе Польши с Украиной (станция Пшемысль), потерял двух товарищей – попали под бомбежку. Участвовать в боевых действиях ему не довелось. Находились в резерве в городе Жилина Чехословакии. Там и узнали о великой долгожданной Победе над Германией.
Но дорога жизни забросила его еще на несколько лет в Ростов-на-Дону. Там был основан артиллерийский арсенал. Складировали оружие и боеприпасы, оставшиеся после войны. Там же выучился на шофера.
Домой вернулся весной 1951 года. Вся его дальнейшая трудовая деятельность была связана с шоферским делом. И нам, своим детям, привил любовь к технике.
Умер мой отец в 2001 году.
День Победы для нашей семьи – святой праздник. Мы вспоминаем своих героев, говорим «спасибо» всем, кто участвовал в освобождении родной земли от фашистов. Вместе с внуком всегда участвуем в митинге возле памятника погибшим воинам-землякам. Ведь это та малая крупица дани памяти всем тем, кто «ковал» Победу. Вечная слава всем фронтовикам!».

 

Ладога помнилась долго

Народы России совершили великий исторический подвиг во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов в разгроме фашизма.

Молодые поколения должны знать историю войны и помнить, что Победу совершили солдаты – их родные, близкие – отцы, деды, прадеды. Победителей, участников войны должны знать все наследники, сохраняя дух патриотизма.
Систематизация архивов, поисковая работа продолжается. Судьба каждого бойца открывает путь к Победе, достойна внимания и памяти.
Михаил Павлович Перминов по учетной карточке Вохомского райвоенкомата значится рядовым солдатом. Он – стрелок 4-го строительного полка автоматчиков с марта 1942 года. Службу проходил на Ленинградском фронте в районе Ладоги.
Всем известна «дорога жизни», которая связывала блокадный Ленинград в самое тяжелое время, спасая город от голода. О ней много сказано в исторической литературе, сняты документальные и художественные фильмы.
Здесь Михаил Павлович получил тяжелое ранение. Лечение проходил в госпитале в городе Кунчул на Урале. Ранение было серьезное, поэтому был уволен в запас. До конца жизни носил в себе осколок от мины.
Жизнь на гражданке в полной мере показала его способности, трудолюбие, уважение к людям. Вместе с женой Александрой Григорьевной, воспитали пятерых детей – сына Александра, дочерей Валентину, Галину, сыновей – Сергея и Николая.
Все дети получили хорошее образование, воспитывались в труде, взяв лучшие качества от родителей.
Михаил Павлович возглавлял правление колхоза, работал агротехником, инспектором в госстрахе, в потребкооперации. Александра Григорьевна одно время работала агрономом и зоотехником в колхозе «Свобода», в райпотребсоюзе, заведовала районной птицефабрикой.
С образованием Октябрьского района в 1967 году трудилась в управлении сельского хозяйства. Будучи на пенсии, работала в районной ветлечебнице.
Уважаемые люди оставили добрую память о себе у односельчан, всегда активно участвовали в общественной жизни, были глубоко порядочными.

 

Артиллерист Алексей Козлов

70-летний юбилей Победы в Великой Отечественной войне всколыхнул память всего человечества. И сейчас мы вспоминаем тех, кто погиб, кто защищал свое Отечество. Почти в каждой семье хранится память о родственниках, которые воевали, защищая свою Родину. К нам в редакцию зашла жительница Боговарова Зинаида Алексеевна Глушкова, чтобы рассказать о своем отце.

«В этот юбилейный год мне хочется рассказать о своем отце Алексее Федосеевиче Козлове. Мало осталось участников боевых действий и тех людей, которые пережили эту страшную войну.
Поражаешься тому, сколько же пришлось им пережить в военные и послевоенные годы.
К сожалению, очень мало мы знаем, как воевал наш отец. Он не любил вспоминать военные годы и тем более рассказывать об этом, так как страшная память о них осталась на всю жизнь – с войны он пришел без левой руки.
Алексей Федосеевич родился 27 марта 1908 года в деревне Михали Соловецкого сельсовета. С 1930 по 1933 год проходил действительную службу в рядах Красной Армии.
После демобилизации вскоре женился на Шумихиной Марфе Федоровне, а через год родилась первая дочь Лидия, в настоящее время ее уже нет в живых. В 1936 году родилась вторая дочь Анна, она живет в Новосибирской области, а в 1939 году родился первый сын Валентин, они с женой Зинаидой Дмитриевной проживают сейчас в Боговарове.
В сентябре 1939 года отца призвали на финскую войну, а возвратился он в июле 1940 года. В 1941 году родился Петр, он с супругой Валентиной Николаевной проживает в деревне 1-я Дудинская (Балчуг) Соловецкого сельского поселения.
С первых дней, в июне 1941 года отец был призван на войну, а в конце 1941 года в бою был тяжело ранен в левую руку. В госпитале руку ампутировали и в марте 1942 года его комиссовали.
После такого ранения отец не пал духом, он верил, что наш народ обязательно одержит победу над Германией, а он уже только своим трудом может приблизить ее.
Назначили его директором сливпункта в деревне Малиновка Покровского сельсовета, а когда образовался сов-хоз «Соловецкий», работал бригадиром.
В 1943 году родился сын Иван, он уже умер. После окончания войны в 1946 году родился Геннадий, с супругой Галиной Георгиевной они проживают в деревне Катушенки.
Я родилась в 1954 году.
Мы с мужем Владимиром Алексеевичем тоже проживаем в Боговарове.
Родители воспитали нас, семерых детей, и всегда на своем примере учили не бояться трудностей, трудолюбию, ценить и уважать окружающих нас людей. Мы благодарны за все своим родителям, и память о них навсегда сохранится в наших сердцах.
Отец Алексей Федосеевич был награжден Орденами Отечественной войны и «Красной Звезды», медалями «За Победу над Германией», «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны», юбилейными медалями и другими наградами.
Умер отец 1 января 1990 года, четыре месяца не дожил до 45-летнего юбилея Победы в Великой Отечественной войне, похоронен на кладбище в селе Соловецком».

 

Гвардеец-артиллерист Николай Поляков
Николай Ионович Поляков говорит: «Впервые юбилейную медаль я получил из рук губернатора области. Несомненно, это очень приятно, но вместе с тем волнительно. Не каждый день принимаешь в своем доме столь высокого гостя. За чашкой чая мы общались с Сергеем Константиновичем. Немало забот у губернатора, но он нашел время, встретился и пожал руку всем ветеранам, живущим в нашей области».
Традиционно в преддверии великого праздника Победы проходили и проходят встречи ветеранов со школьниками. Николаю Ионовичу часто приходится беседовать с учащимися. Ребята с интересом слушают рассказы о войне. Ученики – народ любознательный, задают много воп-росов.
Не так давно в гости к ветерану заходил правнук участника войны, уже ушедшего из жизни Владимира Петровича Лаптева, Кирилл с мамой Татьяной Васильевной. Кирилл – участник фестиваля детско-юношеского творчества «Храним в сердцах Великую победу». Они с мамой решили снять видео-ролик.
«Когда был жив наш дед Владимир Петрович, прадед Кирилла, он рассказывал о войне. Бывало, они вместе с правнуком пели песню «День Победы» под аккомпанемент балалайки, на которой часто играл наш дед», – рассказывает Татьяна Васильевна, – а сейчас, когда деда с нами нет, пришла идея – снять видео-ролик».
Беседа Николая Ионовича с Кириллом состоялась. Он с интересом задавал вопросы. Мальчишке было интересно знать все.
В память о прадеде Кирилла Николай Ионович подарил мальчику юбилейную медаль.
История с этой медалью давняя. Случилось так, что Николай Ионович не нашел у себя юбилейной медали, решил, что утерял ее. Обратился в Октябрьский военкомат, где работал в то время Владимир Петрович Лаптев. Тот похлопотал перед вышестоящим руководством и взамен утерянной вручил своему земляку копию медали. Через некоторое время потеря нашлась, но вернуть копию медали Николай Ионович просто не нашел времени.
По прошествии многих лет, в юбилейный год медаль эта оказалась в руках правнука Владимира Петровича, как светлая память о прадедушке, Великой войне и Великой Победе. Память, которой не будет конца.
А боевых медалей у Н. И. Полякова четыре – «За боевые заслуги», «За отвагу», «За взятие Вены», «За победу над фашистской Германией».
Вот что говорится в приказе по 1523 гвардейскому легкому самоходному артиллерийскому полку 38 гвардейского стрелкового корпуса от 19.03.1945 г. о награждении медалью «За боевые заслуги»: «…в бою 16.03.1945 г. за деревню Канопусто, участвуя в составе самоходной установки, уничтожил одно орудие и одно 75 м/м орудие».
А вот строки приказа от 2 апреля 1945 года о награждении медалью «За отвагу»: «…30.03.1945 г. в бою за населенный пункт Жиро на австро-венгерской границе прямой наводкой из своего орудия уничтожил наблюдательный пункт противника и до отделения пехоты противника».
Николай Ионович также награжден Орденом Отечественной войны II степени в 1985 году в честь 40-летия Великой Победы.

 

Отважный стрелок Владимир Фомин
О своем отце, участнике войны В. Г. Фомине нам написала его дочь Людмила Владимировна Зыкова.
«Владимир Гурьянович Фомин родился 24 сентября 1926 года в д. Забегаево. Оттуда и ушел на войну, когда ему не было еще и 18-ти лет. В действующей армии – с 25 марта 1944 года. Боевой путь отца начался в Эстонии. Воевал в Польше, в Германии, под Берлином.
8 мая их полк срочно погрузили на машины, добивать остатки фашистских войск. Так что война для него закончилась 19 мая 1945 года. Затем служил в Венгрии, на границе с Западной Украиной, где в лесах скрывались бандеровцы. Потом снова была Германия, служба в войсках советской армии.
Домой возвратился в 1950-м году. Всю жизнь отец проработал в колхозе «Красный животновод».
Владимир Гурьянович награжден четырьмя медалями: «За победу над Германией», «За взятие Праги», «За отвагу»; многими памятными орденами и медалями. Самая дорогая из них – медаль «За отвагу», которую получил еще в войну».
Вот что говорится в приказе по 26 гвардейскому воздушно-десантному полку 9 гвардейской воздушно-десантной полтавской Ордена Суворова II степени дивизии 1 Украинского фронта от 6 апреля 1945 года о награждении В. Г. Фомина медалью «За отвагу»: «С 8 на 9.2.45 г. группа немцев до 30 человек подходила к нашей обороне с целью захвата языка. Тов. Фомин, подпустив врага на ближнее расстояние, огнем из винтовки уничтожил до 6 немцев, остальных обратил в бегство. Благодаря высокой бдительности, не допустил врага к своей обороне».
Накануне празднования 40-летия Победы В. Г. Фомин, как и многие участники войны, был награжден Орденом Отечественной войны II степени.

 

Боевой путь Павла Кобелева

Этот материал нам передала Н. К. Милькова, ветеран педагогического труда. В нем участник войны, учитель Боговаровской школы Павел Ефимович Кобелев 40 лет назад вспоминал о своем боевом пути. Рассказ дается в сокращении.

«Скоро наш народ будет отмечать славный юбилей – 30-летие Победы над фашистской Германией в Великой Отечественной войне.
Мне довелось быть в рядах Советской Армии и в предвоенный 1940 год, и все годы Великой Отечественной войны, и в послевоенный период, до 1948 года.
До 1944 года я находился в составе войск Дальневосточного фронта.
На Советско-германский фронт я попал в августе 1944 года, на Сандомирский плацдарм. Там в этот период шли кровопролитные бои по удержанию плацдарма. Фашистские дивизии с бешеной яростью набрасывались на завоеванные позиции сравнительно немногочисленных подразделений наших войск. По несколько танковых атак в день приходилось отражать артиллеристам – истребителям танков.
Но все попытки врага сбросить наши войска с плацдарма были отражены, в многодневных боях вражеские силы были измотаны, атакующие мотодивизии обескровлены.
Наши войска получили возможность закрепиться, пополнить поредевшие ряды, подвезти новые части и соединения, воинскую технику, боеприпасы, продовольствие – все то, что потребуется для будущего наступления с этого плацдарма. Подготовка продолжалась в течение сентября-декабря 1944 года.
И вот 8 января мы получили приказ – готовить основные позиции для предстоящей артподготовки. Две ночи ездили туда долбить мерзлую землю – готовить окопы для орудий, ниши для снарядов. Одновременно велась разведка огневых точек противника на переднем крае и подготовка данных для стрельбы по ним прямой наводкой.
В ночь на 12 января заняли позиции, замаскировали орудия и автомашины, навели орудия на наиболее важные огневые точки врага.
Ждем сигнала.
В четыре часа утра раздался залп гвардейских минометов «Катюш». Кругом загрохотало. Это открыли огонь все артбатареи и минометы. Их было, как стало потом известно, поставлено по 230 орудий на километр фронта.
В эту симфонию включились и наши 57-миллиметровые противотанковые пушки. По 70 снарядов на каждое орудие было выпущено по оживающим огневым целям переднего края. Артподготовка длилась в течение двух часов.
И огонь артбатарей был перенесен вглубь обороны противника. Наши танки, а за ними стрелковые подразделения и части пошли в атаку.
К концу дня оборона противника на этом участке была прорвана на всю глубину. В прорыв были брошены подвижные бронетанковые и моторизованные соединения 1-го Украинского фронта.
Так началось январское наступление наших войск, в результате которого была освобождена Польша.
31 января, форсировав Одер, наш артполк оказался снова на плацдарме на территории Германии…
По приказу мы были переподчинены и переданы в распоряжение командования 3-й Гвардейской Танковой армии Рыбалко. Она продолжала продвигаться в направлении Дрездена. В нашу задачу входило закреплять занятые пункты, прикрывать фланги танковых бригад от возможных танковых контратак противника.
Так мы продвигались до конца февраля. Немцы все чаще начали переходить в контратаки. А 4 марта, подбросив свежие дивизии, они отрезали всю нашу Лаубанскую группировку. В том числе оказался в окружении и наш полк…
На 2-й день утром было приказано оставить г. Лаубан и выходить из окружения через пробитый танковой бригадой коридор.
Вышли мы в город Наумбург, где в течение 2-х суток выполняли роль заградотряда. Наконец контрнаступление немцев было остановлено.
16 апреля 1945 года на нашем участке фронта началось последнее решающее наступление. Утром в 4 часа наши батареи открыли ураганный огонь по западному берегу реки Нейсе.
За время артподготовки были наведены понтонные переправы. И как только артиллерия перенесла огонь вглубь немецкой обороны, через переправы двинулись наши танки с десантом автоматчиков на бортах. Оборона противника была прорвана, в прорыв вышли подвижные соединения наших воск.
20 апреля передовые колонны танков и мотопехоты форсировали последний водный рубеж – реку Шпрее.
Нашей батарее в составе 3-х орудий пришлось на западном берегу Шпрее вести бой по отражению атак немецких танков, пытавшихся прорваться из района окружения.
В течение дня было отбито четыре атаки. В конце дня нам было приказано оставить позиции и двигаться по направлению на Котбус и далее на Берлин.
Последний бой наш полк вел 29 апреля 1945, отбивая атаку колонны танков немцев, попытавшихся прорваться на запад, к американцам из окружения юго-восточнее Берлина. Бой начался около 4 часов утра. К 12 часам дня было подбито 23 немецких танка. Часть танков сделала попытку проскочить через болото. Но эта попытка тоже не удалась. Засевшие в болоте танки были брошены. Остальные отступили.
В ночь на 1-е мая нам было приказано занять огневые позиции на одной ж. д. станции Берлина, где накануне немцы предприняли 16 атак, пытаясь прорваться из окружения.
Но утром уже не пришлось открывать огня. Колонна немцев численностью около 800 человек вышла из леса с белыми флажками. В 20 метрах от огневых позиций они по нашему приказанию свалили в кучу свое оружие и были отправлены под конвоем в тыл.
А 2 мая сообщили нам о капитуляции Берлина.
После этого наш полк совершил марш за Эльбу, куда вышли американские части. Через 2 или 3 дня мы получили приказ снятия из-за Эльбы и маршем двигаться в Чехословакию. В течение 6-8 мая были на марше в охране штаба 13 армии, двигавшейся в направлении столицы Чехословакии Праги.
9 мая передовые танковые части уже вступили в Прагу, а нам утром объявили, что 8 мая был подписан протокол о безоговорочной капитуляции Германии.
Так закончилась для нас война. С великой радостью мы отпраздновали 9 мая 1945 года День Победы в г. Хомутове в Чехословакии».
Павел Ефимович был награжден боевым Орденом Отечественной войны II степени и Орденой Отечественной войны I степени к 40-летию Победы.

 

Остались в памяти живыми

Деревня Доровая Покровского сельсовета до войны насчитывала больше сорока домов. Из каждого дома на войну ушли мужчины призывного возраста – отцы с сыновьями и братьями. Вернулись с войны 10 человек с ранениями: Кубасовы Тихон Петрович с сыном Александром; Мильковы Евгений Иванович, Семен Николаевич, Изосим Васильевич; Василий Иванович Рыжков; Адеевы Антон Михайлович, Афанасий Александрович, Илья Петрович; Вениамин Дмитриевич Кубасов, Анатолий Егорович Канин.

Сейчас в деревне из старшего поколения осталась Анастасия Ильинична Окулова. Она младшая дочь Ильи Петровича Адеева. О нем и пойдет разговор.
Илья Петрович, коренной житель деревни, 1902 года рождения. С женой Ольгой Федоровной (в девичестве Коржевой) воспитывали четверых детей – Александру, Антонину, Раису, Анастасию.
В армию был призван в 1942 году. С фронта вернулся и, чуть поправившись, включился в колхозную работу. Но здоровье войной было подорвано. В августе 1948 года ушел из жизни.
Как и принято, все соседи провожали покойного в последний путь. Плакали. В каждый дом за годы войны пришло такое горе. Особенно убивалась маленькая Тася. До сих пор помнит слова соседки Екатерины Ивановны Кубасовой: «Плачь, Тася, не стесняйся. Больше отца не увидишь».
Сама Екатерина Ивановна дождалась с войны сына Вениамина Дмитриевича. Работящий был человек. Возглавлял строительную бригаду, жал на конной жнейке, работал председателем колхоза «Свобода». С женой Анастасией Андреевной воспитали трех дочерей – Людмилу, Валентину, Галину.
Анастасия Андреевна была моей учительницей в начальной Доровской школе. Вместе с ней работали Надежда Леонтьевна Адеева, Варвара Николаевна Иванова, Анастасия Дмитриевна Леонтьева. Заведующим был Дмитрий Иванович Куимов, вернувшийся с фронта, ходил всегда в военной форме. Запомнились мне все учителя, о нас они заботились. Вместе собирали колоски в поле после жатвы, чтобы сварить нам кашу на обед, грибовницу из собранных в лесу грибов. К труду приучали с малых лет.
В весенние каникулы собирали золу по домам для удобрений на поля, березовые почки и ягоды вереса для аптеки, садили кусты смородины, рвали лён, копали картошку, перед выборами развешивали агитплакаты по деревням. Все делали с желанием, ответственно.
Каждого фронтовика встречали с большой радостью, со слезами на глазах.
Запомнился такой эпизод. В избе Ильи Петровича собрались все солдаты и дети. Фронтовик всех погладил по голове и вручил по чистому листу хорошей бумаги каждому со словами: «Дети, напишите отцам письма». Мы были очень рады, хотя еще только изучили азбуку. И действительно, в каждом письме отца была просьба писать чаще, послать фотографию, хорошо учиться, помогать маме, бабушке. Долго хранились заветные фронтовые треугольники в каждом доме. С фотографиями было труднее. На всю округу занимался фотографией только Григорий Михайлович Краев. Его знали все. Жил он на Первой Заводской улице в Боговарове в своем домике, который до сих пор еще сохранился.
Юбилей Победы деревня встретила, хотя молодых рабочих рук в ней нет, и ветеранов войны тоже. Стоит памятник в центре деревни. Мало кто знает когда он поставлен. Ни цветочной клумбы, ни хорошей дороги. Только большой список фамилий погибших воинов из округи на бетонных плитах говорит о цене Победы.
Жизнь ветеранов обеспечена, о них заботятся органы социальной защиты, они получают заслуженную пенсию, медицинскую помощь. Получили и моральную поддержку – юбилейные медали, благодарственные письма. Вручили их в торжественной обстановке. Приятно было получить их из рук губернатора области, руководителей района, депутатов.
В беседе с Анастасией Ильиничной коснулись многих вопросов. Она все силы отдала колхозной работе на доровской ферме с малых лет. Сейчас живет одна. С мужем Владимиром Ивановичем Окуловым вырастили двух дочерей – Татьяну и Ирину, сына Николая. Все уже взрослые, семейные.
Пожелаем ей доброго здоровья, памяти о людях, с которыми трудилась с полной отдачей сил и здоровья.

 

О жизни и боевом пути Михаила Манина

Перед празднованием 70-летнего юбилея Великой Победы, инструктор Вохомского почтамта Татьяна Михайловна Останина принесла к нам в редакцию воспоминания о жизни ее отца, участника Великой Отечественной войны М. П. Манина, уроженца деревни Одеговцы Стариковского сельсовета. Он жил в поселке Маяк Вохомского района. В настоящее время в Октябрьском районе проживает много его родственников.
Свои воспоминания Михаил Павлович писал уже, будучи инвалидом первой группы, у него отнялись ноги, и плохо действовали руки. Приводим его записи в сокращении.

Дни мирные
Отец с мамой поженились в 1912 году. Через год родился первый сын Егор. В 1916 году родился Александр, а в 1918 году – дочь Пелагея (прожив три с половиной года, умерла от скарлатины). В 1921 году мама родила двойню. Девочка, не дожив до года, умерла, а сын Иван выжил.
В 1924 году родился я – Михаил. После меня родились еще трое детей, две девочки и мальчик. Одна из девочек умерла в недельном возрасте, а сестра Ольга и брат Виталий живут и здравствуют до сих пор.
В 1918 году семья стала жить своим хозяйством (отделились от родителей). Отец построил свой дом и кузницу.
Деревня к 1930 году расстроилась до 35 дворов. Лес корчевать государство запретило, земли не стало хватать. В эти годы начиналась коллективизация. Бурное было время. В летний сезон люди трудились с утра до ночи на полях, а с глубокой осени и всю зиму до утра проходили собрания. Мужики упирались и не хотели вступать в колхоз. Только в 1933 году был создан колхоз «Одеговский», к тому времени деревня называлась Одеговцы.
Первые годы в колхозе работали в основном каждый на своей лошади. Коровы были сведены в общие дворы. Дворы были построены из конюшен колхозников.
Наша семья тоже вступила в колхоз. Отец работал в кузнице, а мать кормила телят. В летнее время мы со сверстником Николаем Багаевым пасли телят, их было пятьдесят голов.
Не всех крестьян принимали в колхоз. Тех, у кого были построенные своими руками ветряные мельницы, кузницы, масляные и другие постройки, приносящие какую-то выгоду, считали кулаками, облагали твердым заданием. Их обязывали сдать государству определенное количество хлеба, масла, шерсти и денежный налог. Многие не в состоянии были выплачивать, их судили и отправляли на несколько лет в ссылку.
Мой дядя Филипп Ларионович Манин был учителем, и его осудили за то, что больше других разбирался в политике, так как был грамотным. Он написал жалобу Калинину, и его амнистировали.
Колхоз был бедный, на трудодень хлеба давали мало, народ из деревень уезжал. В 1936 году мой отец уехал в Новосибирскую область, ему там не понравилось, и он возвратился, а в марте 1937 года наша семья, семья Карпа Манина и семья Акима Глушкова из Соловецкого сельсовета, уехали в станицу Красноармейскую Краснодарского края.
В то время она была мало заселена, до этого там жили казаки, когда в 1931 году после коллективизации они подняли мятеж, их выселили в Коми АССР, с тех пор она и опустела. Поля заросли бурьяном.
Когда мы приехали, станица была заселена не полностью, но хорошие дома были уже заняты, плохие были разобраны на дрова. Нас приютил земляк, он там уже жил со своей семьей. Родители работали в колхозе.
Мы с братом Иваном в школу уже не попали, они были переполнены, и у нас пропал учебный год. Нас отец забрал на полевой стан, и мы работали на разных работах до первого сентября. С сентября начали учиться.
Мать решила с младшими детьми вернуться на родину, и они уехали. Мы остались с отцом и бабушкой, матерью отца. Ей было уже 83 года. Мы с братом сами готовили еду и обстирывали себя.
Так прожили зиму. К учебному году отец отправил нас с братом к матери на родину, и я стал учиться в 5 классе. В зимние каникулы снова все переехали к отцу на Кубань. Дожили до весны 1941 года, потом вся семья переехала на родину. Расколотили доски на окнах, натопили печь и начали жить, как жили раньше.
Отцу в кузнице не было работы, в деревне уже было два кузнеца, а на другую работу он не желал ходить, и мы всей семьей переехали в Кировскую область в деревню, которая находилась в 12 километрах от Одеговцев. Нам дали колхозный дом, выделили корову и авансом зерно.
Только начали обживаться, началась война…

 

Дороги войны

В первый же день начала войны из деревни ушли на фронт пятеро молодых мужчин. В дальнейшем стали призывать по возрастам, и до конца 1942 года из деревни на войну ушли все мужчины с 1905 по 1922 год рождения включительно.
Меня призвали вместе с Михаилом Маниным, Александром Маниным и Иваном Маниным 22 августа 1942 года. Моя мама повезла нас на лошади в Черновский райвоенкомат, потом в Котельнич на пересыльный пункт.
Там нас с Иваном Маниным распределили в запасной полк, который находился на берегу реки Вятки, в 30 километрах от Котельнича. Более двух месяцев обучали нас снайперскому делу, затем еще учили до января 1943 года на младших командиров и присвоили звание сержанта. 20 января в Котельниче погрузили в вагоны и повезли в Пензу, а затем под Сталинград.
Пунктом назначения была станция Капустин Яр, но на станции Ртищево маршрут поменяли и повезли в Харьковском направлении. На многих станциях стояли по 3-4 суток. 19 марта прибыли на станцию Валуйки Курской области.
Только поезд остановился, налетели немецкие самолеты и начали бомбить. Погибло восемь наших ребят и двадцать получили ранения. Была дана команда разгружаться и отходить от станции. Через три километра вышли к селу Колыхалино. Расквартировались по десять человек в хату. Утром собрались идти на станцию за продуктами, но не успели. Туда подошел эшелон с солдатами из Сибири, и на станцию налетели около семидесяти немецких самолетов, начали бомбить. Погибли тогда около двухсот человек, и много было раненых.
Через пять дней пришли в село Артемовка, и там нас расформировали по дивизиям. Я попал в 48-ю гвардейскую стрелковую дивизию в учебный батальон. Много ребят распределили на Курскую дугу, в то время еще в оборону.
Наш батальон расположился в 15 километрах от передовой в дубовом лесу. Выкопали землянки по одной на взвод. Позицию приходилось менять, так как немцы нас бомбили с самолетов.
В июне началась Курская битва, самолеты наши летали над нами постоянно с утра до ночи без передышки. Так продолжалось до тех пор, пока наши войска под Курском не перешли в наступление.
Нас подняли по тревоге, и мы двинулись за передовыми частями. Наш батальон был в резерве, в бой нас не вводили, но потери среди наших ребят были от бомбежек и подрывались на минах. Шли сутками, около тысячи километров преодолели за все это время.
После освобождения нашими войсками Харькова, у села Безлюдовка наш батальон вступил в бой. Безлюдовку освободили быстро, а за село Хорошево, в пяти километрах от нее, завязался жестокий бой. Наш батальон понес большие потери, только наша рота убитыми потеряла 16 человек.
Два дня нам дали передохнуть, и пошли дальше в Полтавском направлении.
Бой завязался за село Борки, его взяли за два дня, а высоту за селом штурмовали двенадцать суток. Когда высота была взята, в батальоне нас осталось всего одиннадцать человек, к нам присоединились еще столько же минометчиков. Оставшихся в живых нас вывели с передовой, и мы пошли дальше. Из Полтавской вступили в Днепропетровскую область.
Днепр форсировали сходу, вначале разведчики, затем штрафная рота. Нас, 22 человека, под командованием младшего лейтенанта Красноярова, также переправили за Днепр и придали саперному батальону.
Наша дивизия освободила город Щерс и станцию Верховцево, вступила на территорию Кировоградской области и заняла оборону.
В обороне простояли до января 1944 года и вновь пошли в наступление. Погода стояла не зимняя, шли проливные дожди, дороги были не проезжими. Гусеничные трактора с пушками буксовали. Все приходилось нести на руках.
В середине февраля подошли к Кривому Рогу и несколько дней вели бои за город, а 23 февраля город был взят.
В ноябре меня и еще трех человек отправили в тыл в Омское военное командное училище. Война близилась к завершению.
Третьего мая 1945 года нас направили на погрузку дров. Грузили на баржу на реке Иртыш. Девятого мая узнали, что война закончилась. Был объявлен выходной, и мы весь день пролежали на штабелях дров. Так я встретил День Победы.
Михаил Павлович Манин в апреле 1944 года награжден медалью «За боевые заслуги», а в 1985 году – Орденом Отечественной войны второй степени.
Умер ветеран в марте 1997 года, похоронен на вохомском кладбище. Но память о нем жива и сохранилась в сердцах его детей, внуков, всех родственников и тех людей, кто его знал.

 

Командир стрелковой роты Алексей Залесов

На электронную почту редакции пришло письмо из Власовской основной школы за подписью Ирины Николаевны Молчановой. В письме рассказывается о школьном музее и поисковой работе. За последние 15 лет в музее Власовской основной школы собрано немало материалов – воспоминаний о воинах-земляках, участниках Великой Отечественной войны.
Совсем недавно экспозиция музея пополнилась еще двумя материалами о воинах земляках. Сегодня мы публикуем материал об одном из них (в некотором сокращении). Записано со слов Вячеслава Алексеевича Залесова.

«Мой отец Алексей Иванович Залесов (16.03.1923-25.12.1984) родился в семье крестьян-середняков Залесовых Ивана Егоровича и Мавры Матвеевны в д. Залесово (ныне Павинский р-н, Костромская обл.). В этом поселении все носили редкую по нынешним временам фамилию Залесов. Просто деревушка затерялась в глухих костромских лесах и возникала перед путниками неожиданно, из-за леса.
Семья была большая и дружная, пятеро детей. С самого детства ребятня приучалась к крестьянскому труду. У каждого были свои домашние обязанности. Родители занимались земледелием, охотой, держали домашний скот, без этого в деревне не прожить. И всегда на столе был мед. Это была единственная семья, которая занималась пчеловодством. За этих пчел они и поплатились в годы большевизма.
Дед Егор был знаменитым на всю округу охотником-медвежатником. Частенько он хаживал с рогатиной на медведя, один на один. По рассказам отца, это был могучего телосложения и незаурядной силы настоящий русский мужик.
Однажды зимой дед пошел добыть медведя из берлоги. В помощники взял своего соседа. В обязанности напарника входило жердью разбудить спящего медведя и при необходимости страховать охотника, отвлекать зверя. Разбуженный медведь выскочил из берлоги и с бешеной яростью бросился на помощника. Тот струхнул и ударился в бега. Медведь – на деда. В неравной схватке справился Егор с медведем. Но левая рука была серьезно повреждена, да и потеря крови оказалась большой. От заражения крови через несколько недель дед Егор скончался.
Мой отец с ранних лет тоже был приучен к охоте. Охотничьи навыки весьма пригодились на фронте.
Беда пришла, как всегда, нежданно-негаданно. Наступили годы коллективизации и искоренения кулачества, мироедов-эксплуататоров. На места был «спущен» план по искоренению. Кого в той захудалой деревушке объявить кулаком-мироедом? Выбор пал на их семью, так как только у них были пчелы. Ивана Егоровича сослали на Соловки. И осталась его жена с пятью детьми на руках, мал мала меньше. Остаться без кормильца в те годы было почти равносильно смерти. Но семья все-таки выжила.
С малых лет детям пришлось работать в колхозе. Отец прекрасно понимал, что нужно учиться. Окончил Черновскую начальную школу, затем – семилетку в Калинове. Учился очень хорошо. Полученные знания и память помогли ему дорасти до счетовода колхоза. Это был его первый жизненный успех.
В действующую армию (РККА) был призван в марте 1942 года. Трехмесячная курсантская полковая школа в Архангельском военном округе, потом на фронт, рядовым пехоты.
Крестьянская закалка и выносливость, охотничьи навыки помогали ему воевать. Он испытал все тяготы и лишения фронтовой жизни. Неоднократно ходил за линию фронта в разведку и чтобы взять «языка».
За успехи в боевой деятельности в декабре 1942-го был направлен на трехмесячные курсы подготовки офицерского состава, по окончании которых ему было присвоено звание младшего лейтенанта.
Далее продолжил службу в должности заместителя командира стрелковой роты. С апреля 1944 – командир роты. За успешное командование по проведению боевых операций был представлен к Орденам Красной Звезды и Боевого Красного Знамени, но награды не получил, так как весь штаб дивизии вместе с командиром и наградными документами был уничтожен вражеским авианалетом. Да и не до восстановления наградных документов было, война шла.
Но один боевой орден он все-таки получил.
В Приказе по войскам 22 армии от 26 июня 1944 года № 0113/н командующего гвардии генерал-лейтенанта Короткова значится: «От имени Президиума Верховного Совета Союза ССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество награждаю: Орденом «Отечественной войны I степени» младшего лейтенанта Залесова Алексея Ивановича, командира стрелковой роты 638 стрелкового полка, 115 стрелковой Холмской дивизии».

Вот что говорится в листке о награждении: «Младший лейтенант Залесов А. И. в наступательных и оборонительных боях с немецкими захватчиками на Северо-Западном и 2-м Прибалтийском фронтах не раз проявлял храбрость, стойкость, мужество.
8 сентября 1942 года в наступлении в районе Старая Русса смело вел подразделение в атаку, был ранен, но не уходил с поля боя и продолжал командовать, пока задание не было выполнено.
Командуя ротой в декабре 1943 года в Идрицком районе отбил атаку превосходящих сил немцев, нанеся противнику большой урон. Всего имеет одно легкое и одно тяжелое ранение.
Достоин награждения правительственной наградой Орденом «Отечественной войны первой степени».
В июне 1944-го отец получил тяжелое осколочное ранение в левую ногу. Лечение проходил в эвакогоспитале в Молотове (сейчас Пермь). Все осколки извлечь не удалось. Потом они у него постоянно смещались, и нога болела.
Из госпиталя был выписан в мае 1945-го и направлен в Московский военный округ, где и прослужил до демобилизации в 1946 году. Уволен гвардии лейтенант Залесов А. И. из рядов РККА по сокращению штатов. Вернулся на родину. Там они повстречались с моей мамой Александрой Осиповной Гончаровой, работавшей учительницей младших классов. Поженились.
Затем переехали на родину мамы, это недалеко от Залесово. Отец оставшуюся жизнь работал сначала фининспектором, а затем – агентом «Госстраха». Мама более тридцати лет отдала сельской школе, награждена знаком «Отличник народного образования». Воспитали троих детей».

 

Военный инженер Валентин Гончаров

Как мы уже сообщали, в феврале на электронную почту редакции пришло письмо из Власовской основной школы. В письме рассказывалось что экспозиция школьного музея пополнилась. Материал об Алексее Ивановиче Залесове уже был опубликован. Сегодня рассказ о Валентине Осиповиче Гончарове. Записан он со слов Вячеслава Алексеевича Залесова, племянника по материнской линии (дается в сокращении).

В. О. Гончаров родился 9 октября 1920 года в деревне Расклонное в простой многодетной крестьянской семье.
После окончания Власовской школы поступил в Ленинградское военное инженерное училище, по окончании которого в июне 1941 года был направлен для прохождения службы в Бессарабию.
В боевых действиях принимал участие с первых дней войны. В течение почти полутора лет наводил понтонные мосты для переправы военной техники и людей и выполнял другие саперные и инженерные работы.
В декабре 1941 года был представлен к награждению Орденом Боевого Красного Знамени, который в тот период войны был высшей наградой, но получил орден Красной Звезды, наверное, потому что герою был лишь 21 год.
Вот выписка из наградного листа на командира роты 37-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона лейтенанта Гончарова: «Свою боевую жизнь лейтенант Гончаров начал на реке Днестр, выполняя задания командования по переправе войск. Уже на этом задании было проверено его мужество и организованность при неоднократных налетах противника на наведенный понтонный мост.
Спокойный, смелый и решительный, он вовремя вывел звено моста, будучи командиром взвода, когда на переправу обрушилось сразу 18 пикирующих бомбардировщиков врага.
Через несколько дней лейтенант Гончаров со своим взводом получил приказ подготовить и уничтожить при отходе наших войск из местечка Березовка (под Одессой) все мосты и важные объекты.
Гончаров образцово справился с задачей. Интенсивный огонь из пулеметов и минометов не могли сломить решительности молодого командира. 4 железнодорожных и больших мостов на дорогах были взорваны, уничтожена нефтебаза, взорван вокзал железнодорожной станции. Взрывами разворочены пути и стрелки железной дороги.
Почти без потерь лейтенант Гончаров ушел из Березовки со своим взводом последним.
На Днепре, переправляя парк своей части через реку, взаимодействовал с командиром 176 СД ныне генерал-майором Марцинкевичем. Гончаров, двое суток не отдыхая, не уходил со своего парома, и когда на правом берегу не осталось ни одного нашего бойца, Гончаров погрузил парк и ушел по назначению.
Там же на Днепре в Голой Пристани было приказано уничтожить все плавсредства, которые невозможно было вывести. Лейтенант Гончаров лично руководил уничтожением и затоплением каждого судна. Под носом у врага, под огнем все плавсредства были затоплены.
Отличная боевая характеристика командира взвода Гончарова позволила командованию батальона смело выдвинуть его на должность командира роты. На этой должности он стал руководить еще лучше. Самая отсталая рота в батальоне под руководством лейтенанта Гончарова в течение месяца стала передовой и завоевала переходящее Красное знамя. В постройке мостов через Северный Донец рота Гончарова показала подлинные образцы организованности и выучки, дав скорость постройки 3 метра в час.
Когда роте поставили задачу восстановить два моста в Белокалитвенская, поврежденные ледоходом, лейтенант Гончаров смело решил построить новый мост под заданную нагрузку.
В заданный срок восстановлены не только разрушенные мосты, но и построен новый надежный мост под грузы 24 тонны.
Таков молодой лейтенант Гончаров, сумевший сколотить роту в боевой коллектив, способный в любых условиях выполнить боевой приказ командования.
Командир батальона капитан Григорьев. 19 декабря 1941 года».
Вот что вспоминал ветеран: «Как сейчас помню осень 1942-го. Холода наступили рано. Я уже командовал ротой. Поступил приказ: навести очередную переправу через реку. Лед уже схватился у берегов, но полностью река еще не встала, лишь посередине проплывали оторвавшиеся от берегового припоя льдины. Для организации переправы нужно для начала бросить канат через реку. Отдаю приказ одному из самых опытных бойцов: доставить канат на тот берег.
Ни лодок, ни каких-либо других средств для переправы не было, только вплавь. И на глазах у всех солдата затягивает под проплывающую льдину, и он погибает. Приказывать оставшимся я уже не имел морального права. Беру канат и лезу в студеную воду. Я уже почти доплыл до середины, и меня у всех на глазах тоже затаскивает под льдину. Захлебнувшись водой, от глубокого переохлаждения теряю сознание и больше ничего не помню.
Метров через триста от этого места река делает крутой поворот. И каким-то чудом меня выбрасывает на берег. Меня полумертвого обнаружила женщина-крестьянка. Рота моя к тому времени уже ушла далеко. А домой послали похоронку о моей гибели.
Потом были бесконечные госпитали. Мои письма домой не доходили.
В результате полученного переохлаждения у меня полностью отказали ноги. После длительного лечения я мог лишь с трудом передвигаться на костылях. Какой уж из меня боец.
Из армии демобилизовали. Отправили домой. Этот переезд еще больше подорвал мое здоровье. Ноги не подчинялись мне, они просто волочились за мной, когда я передвигался на костылях.
За лечение взялась мать. Она не имела, как и большинство крестьянок в деревне, образования, но от природы была щедро одарена умом. Воспитала восемь детей. Награждена орденом «Материнской славы II степени»…
Месяца три прошло. И однажды, глубокой ночью, я проснулся от того, что почувствовал во сне, как будто бы шевельнулся палец на ноге. С этой минуты и началось мое выздоровление.
Когда меня демобилизовали из армии, мне было всего 22! И как-то, будучи в Веденье, я встретился взглядом с молоденькой учительницей Зоей, направленной во Власовскую школу после института. Познакомились и уже больше не расставались».
Как только смог передвигаться Валентин Осипович оформился во Власовскую школу военруком. В ребятах воспитывался патриотизм и любовь к Родине не понаслышке, а реальным живым примером.
Дружба с Зоей вскоре переросла в настоящую, большую любовь, единственную и на всю жизнь. В 1943 они расписались, через год родился первенец, Валера, будущий радиоинженер, ветеран космической отрасли…
Потом была партийная работа. Сначала в родном районе секретарем райкома, затем был переведен поближе к Костроме. После партработы перешел на хозяйственную. Возглавлял один из лучших колхозов. Трудовую деятельность завершил в должности директора средней школы.
На всех этапах своей жизни: и в военные годы, и в периоды партийной и хозяйственной деятельности Валентин Осипович всегда проявлял личную скромность, желание помочь людям, оказавшимся в трудных жизненных ситуациях.
После завершения трудового периода Валентин Осипович всегда был в центре общественной жизни поселка. Как вспоминают ветераны, уход его из жизни в августе 2010 года был большой потерей для всего района, да и области тоже.
Помимо ордена Красной Звезды награжден девятью медалями и многочисленными грамотами.

 

Жаль, Победы не бывает Без слёз горьких на глазах

Недавно на электронный адрес редакции пришло письмо от нашего земляка М. М. Плюснина. Михаил Михайлович проживает сейчас под Костромой. Он – уроженец нашего района, многие годы жизни отдал работе в различных предприятиях и организациях. Его помнят и уважают многие представители старшего поколения. Приближается великий день – 71 годовщина Победы. Именно об этом и письмо. Это рассказ о его родных, воевавших на фронте.

«Уважаемая редакция газеты «Колос», прошу вас найти возможность опубликовать мое повествование о самых близких и дорогих мне людях, принимавших участие в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов.
В нашей, сравнительно молодой семье из пяти человек воевали трое мужчин: отец и два старших брата, а я наравне со взрослыми с девяти лет «воевал» на колхозном поле, за что был отмечен медалью «За доблестный труд».
До 2016 года я ничего не знал о боевом пути ни отца, ни братьев. Фронтовики ведь не любят рассказывать о войне. Я пытался узнать в военкоматах, но там есть сведения только откуда и когда призван, вернулся или погиб боец.
Областная газета «Северная правда» ведет рубрику «Вместе ищем солдата», но там очень много заявок. Понятно, что в моем возрасте мне сложно дождаться такой публикации, а кроме меня других родственников не осталось.
В этом году нам удалось отыскать в интернете несколько значимых моментов участия братьев в боевых действиях. Мне, конечно, горько и стыдно, что я до сих пор не увековечил память своих родных об участии в войне. Теперь, когда имею некоторые факты, могу рассказать об этом в печати. Это станет памятью об их присутствии на земле, не спасовавших в борьбе со злом, которое принес на нашу землю фашизм. На родине есть люди, которые помнят нашу семью.
Мы Победу выражаем
Бурей радости в сердцах,
Жаль, Победы не бывает
Без слез горьких на глазах.
Вот уже 70 лет человечество живет без глобальных войн. Это огромная заслуга нашего народа в борьбе за поддержание вечно хрупкого мира. Как бы далеко ни уходил от нас день Великой Победы, а острота переживаний об утратах родных и близких людей не умаляется. Уж очень много слёз, горя и нечеловеческих страданий пришлось перенести многим людям мира и особенно нашему многострадальному народу, потерявшему 27 миллионов родных и близких нам людей».

Рядовой Михаил Плюснин
Мой отец Михаил Григорьевич Плюснин, 1896 года рождения, был призван на войну в 1943 году. За свою жизнь на третью по счету (сначала были Германская и Гражданская). Первые две войны служил в кавалерии, был ранен в Великую Отечественную войну. С первых дней, как он говорил попал в довольно жаркую передрягу.
В январе 1944 года их дивизию, изрядно потрепанную в боях, вывезли на отдых и переформирование в населенный пункт Шарья Костромской области.
Отец написал нам, что если мы сумеем приехать, он был бы очень рад встретиться. Вскоре мать узнала, что в колхоз поступила разнарядка – направить три подводы для перевозки зерна в Шарью из госфонда. Меня пообещали взять. Но поездка затянулась. Когда мы приехали в Шарью, воинская часть уже была отправлена на фронт.
Отец жалел, что не смогли встретиться. Писал, что в Шарье хорошо отдохнул, как будто побывал дома. Его по возрасту выбрали поваром. О дальнейшей службе я ничего не мог узнать, потому что на рядовых солдат ни в военкомате, ни в интернете ничего нет.
К нашей великой радости в мае 1945 года отец благополучно вернулся домой.

Пулемётчик Александр Плюснин
Старший брат Александр родился в 1919 году. В армию на срочную службу был призван в августе 1939 года. До окончания службы оставалось чуть больше месяца, когда началась Великая Отечественная война.
С первых дней войны их воинская часть попала в окружение. Более пяти месяцев с боями, голодные, они пробирались к своим. Время и законы были суровы. Такие подразделения проверялись. Брат говорил, что только, благодаря тому, что они сохранили знамя части, их быстро переформировали и отправили на фронт. Срочную службу проходил в кавалерии, а после окружения попал за станковый пулемет.
Два раза был ранен. Из-за ранения в лицо лечился шесть месяцев.
В интернете мы нашли, что он воевал на Калининском фронте: холм Великие Луки, Невель, Идрица. При награждении орденом Славы III степени в приказе по 3 ударной армии 0491-Н значилось, что старшина Плюснин А. М. проявил активное участие, как командир расчета при прорыве линии обороны противника в районе д. Норхино, а при наступлении на город Идрица его расчет из станкового пулемета вел интенсивный огонь, подавляя огневые точки противника, тем самым способствовал передовым отрядам продвижению вперед, занять траншеи противника и дальнейшему продвижению на город Идрицу.
В районе Горелой Горы разведка обнаружила засаду противника из 10 человек. Его расчет помог уничтожить заслон противника, сохранив при этом живую силу своего расчета и разведывательной группы. За время войны Александр был награжден медалями, в том числе медалью «За боевые заслуги», юбилейными, Орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны I степени.
В начале 1945 года его направили учиться во Львовское офицерское училище. Во Львове еще пришлось воевать с украинскими националистами-бандеровцами.
Однажды ночью курсантов подняли по тревоге и увезли вместе с другими подразделениями в горы. Предположительно там располагалась главная база банды. Моему брату с двумя бойцами и пулеметом приказали забраться на гору, найти площадку для кругового обстрела. Когда они забрались, одного бойца брат послал обследовать место, а с другим стали устанавливать пулеметы. Не прошло и минуты, первого бойца задушили, а брата и пулеметчика столкнули с горы. Второй боец тоже погиб, а Александр чудом выжил. В этой горе и оказался главный схорон базы с большим запасом оружия, питания и спальными местами. Еще больше года вечерами по городу ходить было опасно.
Когда война закончилась, брат работал в секретной части училища, а потом пригласили его в штаб военного Прикарпатского округа, где и проработал до глубокой старости.

Командир стрелкового взвода Серафим Плюснин
Другой брат Серафим, 1925 года рождения, был призван в армию в начале 1943 года. Его направили в пехотно-пулеметное училище. Серафим окончил учебу успешно, и его оставили в училище для подготовки следующей группы курсантов. По окончании учебы ему присвоили звание младшего лейтенанта и отправили на фронт. При распределении зачислили в 358 стрелковую Ленинградскую Краснознаменную, ордена Суворова дивизию в Выборгский полк командиром взвода.
Серафим писал часто. В месяц получали от него не менее двух писем-треугольничков. Отец и старший брат Александр писали редко, за Серафима мы были более спокойны.
Весной 1945 года уже чувствовалось, что войне скоро конец. 9 мая я собирался в школу. В восьмом часу утра на улице раздался громкий голос почтальона: «В школу не ходите, на работу не ходите, всем объявлен выходной! Победа!».
Радость была необыкновенная. Мать перекрестила свой лоб, воздала хвалу Всевышнему, и как-то задумчиво произнесла: «Слава Богу, что у нас все трое остались живы!».
Вскоре вернулись с работы Анна Ивановна, жившая у нас на квартире с маленькой дочкой Светочкой, зареванная. Плакала, обнимая дочь, причитала: «Доченька, сегодня самый большой праздник, но наш папочка не придёт домой, он погиб на фронте».
В войну, когда в деревне получала похоронку какая-то семья, то все соседи устраивали коллективное оплакивание этого страшного известия. Начинался такой душераздирающий вой, что у нас, ребятишек, стыло внутри.
На начало войны в нашей деревне было 42 дома. На войну ушел 51 человек, из них погибло и пропало без вести 32 человека.
9 мая все ликовали и праздновали Великую Победу.
Мы с матерью позавтракали, и меня сверстники позвали играть в «стенку». Вскоре Анна Ивановна позвала меня в дом, подала мне письмо и шепотом сказала: «Прочитай, но пока матери не говори».
Я с любопытством развернул треугольник. Письмо начиналось, как обычно: «Здравствуйте дорогие мои, мама и братишка Миша. Я давно вам не писал, было много работы, да и сейчас…».
Дальше шло что-то непонятное, да и почерк не такой, как у брата. В письме говорилось: «Прошу, извините меня, что мне приходится выполнять морально тяжелую обязанность по должности и как просьбу товарища известить Вас, что Ваш сын и брат Серафим Михайлович, а мой надёжный товарищ, младший лейтенант, командир стрелкового взвода, 7 апреля 1945 года в жестокой схватке с врагом был смертельно ранен в живот и умер у меня на руках…». Вдруг до меня дошло, что после приветствия письмо дописал комбат.
Я побежал к матери, громко крикнул ей: «Мама, вставай, нашего Симка убили, он был сильно ранен в живот и умер!». Мать произнесла в недоумении: «Как же убит, ведь война-то закончилась, да и письмо от него вчера было?».
Анна Ивановна объяснила, что на войне убить человека можно за секунду, а письмо шло целый месяц.
Они невыносимо завыли. Я залез на русскую печку, какой-то тряпкой закрыл уши и тихо им подвывал.
Сколько прошло времени, я не знаю. Измученный этим потрясающим известием, провалился в сон. Проснулся уже вечером. Мать лежала на кровати, и тут же зашла Анна Ивановна.
Мама сразу же встала, похоже, что она не спала совсем. Женщины опять всплакнули. Мать с тревогой произнесла: «Где же сейчас Михайло и Сано»? (так мать звала отца и старшего сына). Так со слезами на глазах мы встретили 9-е мая.
Подробный фронтовой путь Серафима я не узнал, но, судя по сведениям о дивизии, в которой он начал служить после окончания училища, его боевой путь начался на Ленинградском фронте. А в конце войны он оказался в Восточной Пруссии.
Погиб Серафим сразу после взятия Кенигсберга в бою на Земландском полуострове при штурме высоты 35, 17 апреля 1945 года, по похоронке – 14 апреля.
Вот что написано в наградном листе и в приказе 358 стрелковой дивизии: «Тов. Плюснин Серафим Михайлович проявил себя умелым и бесстрашным офицером. Его взвод выполнил поставленную задачу. Тов. Плюснин С. М. лично забросал гранатами пулеметный расчет противника и взял одного противника в плен. Тов. Плюснин С. М. погиб в бою смертью храбрых. Награжден Орденом Отечественной войны II степени и Орденом Красной Звезды посмертно».

Низкий поклон павшим
В 1985 году страна праздновала 40-летие Великой Победы. Я с женой и дочками (мать по состоянию здоровья не смогла) поехали в Восточную Пруссию немецкий хутор Аусшлякен, место первого захоронения, о котором писал комбат.
Но эти небольшие захоронения были перенесены на место вновь организованного мемориала. Мы положили полевые цветы на первое захоронение и приехали к мемориалу. В углу этой территории на площадке были установлены стелы, на которых выгравированы имена всех погибших, штурмовавших неприступную крепость Кёнигсберг и Восточную Пруссию, где немало погибло наших людей, еще после взятия этой цитадели. Наши войска ее разбили и заставили капитулировать меньше, чем за неделю.
Нам удалось почтить память брата и поклониться всем павшим воинам, давшим нам возможность свободно жить и строить свое счастье под мирным небом.
Дорогие работники редакции, я заранее благодарю Вас за выполнение моей просьбы. Это будет для меня самым дорогим, что я смогу сделать с Вашей помощью для своих родных людей.
Сердечно поздравляем Вас и всех земляков с предстоящей Пасхой и Первомаем. Желаем всем доброго здоровья, вселенской любви и удачи во всех делах под мирным небом.
С низким поклоном к Вам вся наша семья Плюсниных.